Метод “веник-метла-тряпка”

Участок карантина, диагностики и распределения (далее – КДиР) является одним из структурных участков исправительных и воспитательных колоний. Все участки располагаются изолировано друг от друга.

 

Итак, на участке КДиР содержатся все вновь прибывшие в колонию осужденные. В соответствии со ст. 95 Уголовно-исполнительного кодекса (далее – УИК) Украины на участке КДиР осужденные в течение четырнадцати суток проходят полное медицинское обследование для выявления инфекционных, соматических и психических заболеваний, а также подвергаются первичному психолого-педагогическому и иному изучению.

 

По результатам медицинского обследования, первичной психодиагностики и психолого-педагогического изучения, а также на основании криминологической, уголовно-правовой характеристики на каждого осужденного составляется индивидуальная программа социально-воспитательной работы, которая утверждается начальником колонии. Во время содержания на участке КДиР свидания осужденным не предоставляются, кроме свиданий с адвокатом (ст. 95 УИК Украины).

 

Все вышеперечисленное составляет исчерпывающий перечень мероприятий, которые проводятся с осужденными к лишению свободы на участке КДиР.

 

Тем не менее, на практике нередко имеют место случаи, когда представители администрации учреждений исполнения наказаний на свое усмотрение проводят с осужденными иные, не предусмотренные УИК Украины для данного участка, мероприятия.

 

В частности, в колониях среднего уровня безопасности Харьковской области уже десятилетиями применяется метод, получивший в среде работников пенитенциарной службы условное название «веник-метла-тряпка». Суть этого метода в следующем: осужденный к лишению свободы прибывает в колонию, его помещают на участок КДиР, где его сразу же привлекают к принудительному труду – как правило, по благоустройству колонии и прилегающих к ней территорий, а также по улучшению жилищно-бытовых условий осужденных или ко вспомогательным работам по обеспечению колонии продовольствием.

 

 

Как показывает практика, основная цель данного метода – начать «ломать» волю осужденного. Например, в 2014 г. первый заместитель начальника Холодногорской исправительной колонии (№ 18) полковник внутренней службы Д.В. Янковский прямо заявил, что данный метод «позволяет выявлять «блатных» в среде осужденных, с дальнейшей их изоляцией».

 

А теперь попытаемся проанализировать слова Д.В. Янковского более подробно и на соответствующих примерах. Допустим, в колонию был доставлен осужденный, и его помещают на участке КДиР, где сразу же начинают привлекать к принудительному труду. Осужденный отказывается от принудительного труда на основании ст. 43 Конституции Украины, ст. 95 УИК Украины и ч. 1 ст. 118 УИК Украины. После такого отказа со стороны осужденного, по мнению администрации колонии, есть основания дать ему  отрицательную характеристику, а также отнести его к категории так называемых «блатных». Соответствующие материалы (рапорты, сообщения, характеристики) приобщаются к личному делу осужденного. К слову, сам термин «блатной» в уголовном законодательстве, как и в подзаконных нормативно-правовых актах не применяется.

 

Далее происходит следующее: осужденного изолируют от общей массы других осужденных следующим образом: на него составляются материалы о совершении дисциплинарных проступков (причем, зачастую, со стороны представителей администрации уголовно-исполнительного учреждения может иметь место служебный подлог). За якобы «совершенный» осужденным дисциплинарный проступок следует назначение взыскания в виде помещения в дисциплинарный изолятор или в помещение камерного типа (далее – ПКТ), после чего осужденного переводят на участок усиленного контроля колонии. Чаще всего к такому вновь выявленному «блатному» применяют ст. 391 Уголовного кодекса (далее – УК) Украины либо меняют режим отбывания наказания – переводят в помещение камерного типа колонии максимального уровня безопасности.

 

Кроме этого, существует еще одна серьезная опасность принудительного труда осужденных на участке КДиР. Она состоит в том, что осужденный еще не прошел полное медицинское обследование (нет заключений о состоянии его здоровья и возможной опасности для окружающих), а его тут же направляют на вспомогательные работы, в частности, по обеспечению колонии продовольствием, что может привести к угрозе распространения массовых эпидемий. Например, такая ситуация имела место в Холодногорской исправительной колонии (№ 18) в начале мая 2014 г. Так, автору лично пришлось быть свидетелем того, как на участке КДиР ХИК (№ 18) в течение нескольких дней, а именно в период 03 – 07.05.2014 г. осужденные, страдающие инфекционными заболеваниями, привлекались к работе с котловой пищей, среди них:

 

– Осужденный П., 1981 г.р. с диагнозом «гепатит В»;

– Осужденный Т., 1986 г.р. с диагнозом «гепатит ВС». Кроме того, ранее осужденный Т. работал в Харьковском СИЗО на должности повара.

 

Это, как видим, прямо противоречит ст. 325 УК Украины «Нарушение санитарных правил и норм по предупреждению инфекционных заболеваний и массовых отравлений».

 

Если оценивать решения и действия администраций уголовно-исполнительных учреждений с позиций достижения цели исправления и ресоциализации осужденных, то возникает риторический вопрос об их целесообразности. И ответ на него очевиден: все эти действия противоречат принципам уголовно-исполнительного законодательства, исполнения и отбывания наказаний, закрепленным в ст. 5 УИК Украины – прежде всего, в части законности, справедливости, равенства осужденных перед законом, уважения к правам и свободам человека.

 

Однако, к сожалению, таковы реалии украинской уголовно-исполнительной системы.

 

Евгений Тимофеев

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *