Станица Луганская: между войной и миром

Станица Луганская – небольшой поселок, о существовании которого миллионы украинцев узнали только после оккупации Донбасса. Населенный пункт был захвачен пророссийскими боевиками в июне, и освобожден украинскими войсками 14 августа 2014 года. По Северскому Донцу, который петлей огибает Станицу Луганскую, проходила линия разграничения. В марте 2015 бетонный мост через реку был взорван. Позднее на его месте соорудили деревянный трап, позволивший возобновить пешеходное сообщение. Норвежский совет по делам беженцев (Norwegian Refugee Council /NRC) готов был выделить 16 тысяч евро на строительство металлического моста. Однако в мае прошлого года боевики «ЛНР», нарушив Минские соглашения, перенесли позиции на 450 метров вперед, после чего переговоры о реконструкции зашли в тупик.
Восстановление моста – одна из постоянных тем обсуждения рабочей группы по гуманитарным вопросам в Минске. Международный Комитет Красного Креста заявил о готовности приступить к ремонту после прекращения обстрелов и разведения сил. Но обстрелы Станицы Луганской с оккупированной территории не прекращаются. По словам заместителя губернатора Луганской областной военно-гражданской администрации Юрия Клименко, максимальное время, в течение которого здесь соблюдался режим тишины, составляет 2-3 дня.

Князь Игорь и «Баба с хлебом»

КПВВ «Станица Луганская», открытый в октябре 2015 года – единственный легальный переход, соединяющий подконтрольную и временно оккупированную части области. Отсюда до вражеского блок-поста – всего 500 метров. С украинского пункта пропуска невооруженным взглядом видна гора князя Игоря, которая находится под контролем «ЛНР». Четырнадцатиметровый памятник, задуманный как символ дружбы славянских народов, стал одной из вех оккупации.
На блиндаже, оборудованном на КПВВ «Станица Луганская», водружен украинский флаг и статуя женщины, которую бойцы называют «баба с хлебом». Этот памятник «Хлеб-соль» – первое, что видели автомобилисты, въезжающие в поселок по старой автодороге со стороны Луганска. Сейчас, после постоянных обстрелов с неподконтрольной территории, у «бабы с хлебом» отбит нос, из-за чего в профиль она напоминает краснолицего Сфинкса. Так и смотрят друг на друга два памятника советской эпохи с разных берегов Северского Донца.
К обеду, когда мы приехали на пункт пропуска, здесь было человек 40-50, в основном пенсионеры и люди среднего возраста. В отличие от блокпостов в Донецкой области, большинство пересекало линию разграничения с легкой ручной кладью, тяжелые сумки и большие чемоданы – скорее исключение. Похоже, поездка на подконтрольную Украине территорию и обратно, в «ЛНР», не является чем-то чрезвычайным. Вот молодая семья с девочкой лет десяти, из вещей – только полиэтиленовые пакеты и яркая коробка с электронной игрушкой. Обычный такой шоп-тур, через взорванный мост и несколько блок-постов.
Перед пунктом пропуска «Станица Луганская» – автомобильная стоянка, где припаркованы несколько автобусов, частные легковушки и внедорожники с эмблемой МККК. Для защиты от непогоды установлен просторный деревянный навес, закрытый по бокам плотным полиэтиленом, с лавками вдоль всей длины. В большой военной палатке – пункт обогрева. В случае необходимости здесь можно переночевать – есть спальные места и постельное белье. Неподалеку – блиндаж для гражданских, обложенный мешками с песком на случай обстрела КПВВ, и палатка для оказания медицинской помощи. Даже когда нет обстрелов, потребность в медиках возникает регулярно: у пенсионеров, которых большинство среди ожидающих, бывают проблемы с давлением или сердцем, особенно в разгар летней жары.
Очередь на проверку документов двигается быстро. Внутрь КПВВ пускают по пятнадцать-двадцать человек, которые привычно рассредотачиваются между несколькими окошками. Дальше – пешком по старой асфальтовой дороге, вдоль которой стоят биотуалеты. В ста метрах от пункта пропуска – еще один пункт обогрева для тех, кто застрял между двумя блок-постами. В небольшом вагончике жарко от небольшой буржуйки, на которой закипает жестяной чайник, под лавкой сложен запас дров, на столе – бумажные стаканчики для чая и кофе. Обволакивающее со всех сторон тепло и горячие напитки создают иллюзию какого-то зыбкого уюта, и на мгновение забываешь, что за этой дверью – сгоревшие дома, разрушенные сараи, заборы, насквозь изрешеченные осколками. А потом натыкаешься взглядом на объявление с телефоном «горячей линии» для тех, чьи родственники пропали без вести, и вспоминаешь, что ты на войне…
На обочине шоссе, соединяющего пункты пропуска, и на склонах холма вдоль дороги – ярко-красные таблички с черепом и костями. Предупреждения о минах и снарядах можно увидеть везде – на столбах, заборах, зданиях, деревьях. Несмотря на это, в СМИ регулярно появляются сообщения о гражданских лицах, которые пострадали, наступив на неразорвавшийся снаряд.
По словам начальника Луганского погранотряда Юрия Ковальчука, пропускная способность КПВВ «Станица Луганская-Новоайдар» составляет 1,5 тысячи человек. Сейчас пункт работает с 7.00 до 19.30, за смену его пересекает 7-8 тысяч человек. Количество стационарных рабочих мест по проверке документов увеличено с 2 (на момент открытия) до 16 человек. Но КПВВ все равно работает с перегрузкой в 4-5 раз. Решить проблему могло бы открытие пункта пропуска в Золотом, который рассчитан на 5 тысяч человек и 2 тысячи машин в сутки, и оборудован всей необходимой инфраструктурой. Для бесперебойной работы на нем предусмотрены 12 полос для движения (по 6 на въезд и выезд), 8 пешеходных коридоров (по 4 на вход и выход) и отдельная полоса для грузовиков международных гуманитарных миссий.
КПВВ «Золотое» был открыт с украинской стороны 31 марта 2016 года на основании Минских договоренностей. Однако со стороны «ЛНР» проход оказался заблокирован. Руководство самопровозглашенной республики заявило, что коридор не готов с инженерной и технической точки зрения, и обвинило Украину в готовящихся провокациях.
В августе прошлого года КПВВ «Золотое» был обстрелян с неподконтрольной территории из стрелкового оружия и гранатометов. Еще одна попытка открыть пункт пропуска в Золотом, согласованная Трехсторонней контактной группой в Минске, была предпринята 23 ноября 2016, но была также заблокирована со стороны «ЛНР».
Чаще всего жители «ЛНР» едут на украинскую часть Луганщины за социальными выплатами. Заодно покупают мясо и колбасы, которые на подконтрольной территории стоят дешевле. Проблема «пенсионного туриста» в Станице-Луганской стоит намного острее, чем в населенных пунктах, которых находятся в 3-4 часах езды от линии разграничения. В случае проверки со стороны Фонда соцзащиты фиктивные «переселенцы» могут в течение суток приехать с неподконтрольной территории, чтобы подтвердить право на получение выплат. Местные жители жалуются на очереди в банках, УФСЗН, которые создают эти «туристы» в дни получения украинских пособий и пенсий.

Аист на крыше – мир на земле

Всего на контролируемой Украиной части Луганской области за время ведения боевых действий было повреждено около 7 тысяч объектов, половина из них – жилье. «С восстановлением жилья коммунальной формы собственности проблем нет, – заявил замглавы Луганской ОВГА Юрий Клименко. – В 2015-16 и в начале 2017 года работы такие велись. Есть проблемы с восстановлением жилья частного. Невозможно тратить деньги государственной формы собственности на восстановление. Мы можем выдать материальную помощь. Для этой работы у нас привлекаются международные организации: Норвежский совет по делам беженцев, Mercy Corps, Каритас Украина, Датский совет по делам беженцев, МККК. На протяжении 2016 года более 100 домов коммунальных, очень серьезно поврежденных, были восстановлены при помощи этих организаций, и около 2 000-3 000 домов, которые были повреждены не очень серьезно – кровля или еще что-то. Сейчас остаются около 200 домов, очень серьезно поврежденных, где от 40% до 100% разрушений».
От обстрелов с неподконтрольных территорий пострадала и Станично-Луганская больница.
Обстрел больницы начался 24 августа 2014 года, в 22.40 и кончился в 4 часа утра, – рассказывает Валерий Иванов, и.о. главврача Станично-Луганского РТМО (районного территориального медицинского объединения).
Утром по периметру нашли 22 воронки, 2 мины упало на крышу этого здания, не осталось ни одного окна. Силами сотрудников, с помощью местного населения убирали стекла, наводили порядок, и к холодам все окна были заклеены пленкой. У нас район тепличный, люди приносили пленку со своих теплиц, не новую, но окна были закрыты. Зимой больница работала в режиме амбулатории, потому что дважды отключалась электроэнергия и дважды были порывы системы отопления. 31 декабря в 14 часов запустили отопление, порадовались, что тепло пошло в стационар, а в 18 часов отключили электроэнергию и к утру порвало все батареи и трубы. Были установлены две буржуйки в приемном отделении, в терапии, хирургии, неврологии, в поликлинике. Сотрудники выходили на работу, оказывали помощь тем, кто обращался. В приемном отделении перевязочная работала в режиме операционной, обогревали с помощью электрогенераторов и электроприборов, оказывали помощь раненым, и гражданским, и военным. Потом пришли к нам на помощь военные врачи – хирург, анестезиолог, рентгенолог.
С 1 апреля 2015 года больница работает в круглосуточном режиме. Часть окон вставили в 2014 году до зимы, там, где рам не было вообще, устанавливали пластиковые окна. Там где рамы были целые, закупили 4 или 5 полет, своими силами вырезали стекло и стеклили. Потом Международный Красный Крест на первом этаже установил окна.
– Насколько больница обеспечена необходимыми медикаментами?
Благодаря волонтерам, гуманитарной помощи, через департамент здравоохранения, для оказания неотложной помощи у нас есть. Сказать, что изобилие нельзя. Но, по крайней мере, от смерти спасем.
– Раненых тоже отправляют к вам?
Да, первую помощь оказывают у нас, а потом по ситуации – отправляют в госпиталь в Северодонецк или Харьков, или продолжают лечение у нас. Сейчас уже не так часто обращения с ранениями, как в 2014. Есть ребенок на лечении, который был ранен на прошлой неделе в соседнем селе Валуйское – неосложенное пулевое ранение бедра, но он уже выздоравливает.
– Сейчас больница работает в полном объеме?
Всего наша больница рассчитана на 200 коек. До войны у нас было хирургическое отделение, травматология, гинекология, роддом, интенсивная терапия, неврология, кардиология, детское отделение, и отделение переливания крови. Сейчас родильное отделение не работает, потому что у нас нет анестезиолога и оперирующего гинеколога. Не работают отделения интенсивной терапии, реанимации, потому что нет ни одного опытного анестизиолога. Спасибо военным врачам, которые здесь постоянно присутствуют, они оказывают помощь и военным и гражданским. А вообще, у нас кадровый голод с начала войны, с 2014 года. В настоящий момент укомплектованности медработниками, врачами и сестрами – 51%.
По мнению Валерия Иванова, проблему нехватки медработников в Станице Луганской можно решить. Для этого необходимо предоставить медикам жилье, отменить уравниловку в оплате медработников, работающих в прифронтовой зоне, и тех, кто находится в глубоком тылу, дать возможность получить статус участника АТО для врачей и медсестер, работающих в Станице Луганской, в том числе, на КПВВ и в пунктах обогрева.
Станица Луганская и сейчас продолжает страдать от обстрелов с неподконтрольных Украине территорий. Первое, что бросается в глаза при въезде в поселок – большое количество разрушенных домов. Некоторые брошены хозяевами – на их руинах растут сорняки в человеческий рост, на других видны следы недавнего ремонта.
По словам заместителя главы Станично-Луганской райадминистрации Сергея Исаева, в районе разрушено около 3000 зданий, в том числе, объектов социальной инфраструктуры, при этом 260 из них не подлежат восстановлению.
От Станично-Луганской школы №2 после обстрела осталась только почерневшая от огня коробка с рухнувшей внутрь крышей. Под ногами хрустят осколки черепицы, куски кирпичей валяются вперемешку с расплавленными кусками стекла. На заднем дворе – чудом не пострадавшее футбольное поле с искусственной травой, неподалеку – ржавые качели, которые заросли бурьяном. На асфальте – полустертая надпись «Выпуск 2013», сделанная желтым и голубым мелком.
Школе №1 повезло больше. Воронки от «Градов» на школьном дворе, выбитые окна, поврежденная кровля на площади 750 квадратных метров, прямое попадание в класс, но в целом здание сохранилось. Больше всего пострадала та часть школы, которая выходит окнами на Северский Донец и гору князя Игоря. Стеклопакеты с этой стороны вставляли дважды, но они снова вылетали, выбитые взрывной волной. Если обстрел начинался днем, дети собирались в холле первого этажа, который считается самым безопасным местом – своего бомбоубежища у школы нет.
Зимой 2014-15 года, когда школа стояла с выбитыми окнами, температура по ночам опускалась до – 25 градусов. После того, как в очередной раз была перебита линия электропередачи, в здании разморозились батареи. Систему отопления тогда удалось сохранить, но поддерживать температурный режим было невозможно, температура в классах не поднималась выше 14 градусов. Поэтому в 2016 году, после того, как ОВГА выделила средства, в школе начался поэтажный ремонт системы отопления. В ближайших планах – установка собственной котельной на средства Европейского инвестиционного банка, который уже одобрил проект.
Окна в классах и сейчас частично закрыты отбойниками из фанеры. Металлопластиковые стеклопакеты и новая мебель в классах приобретены за счет спонсоров – МККК и Save the Children.
«До войны у нас училось 615 человек, в 2014, после обстрелов, осталось всего 130, остальные уехали. Сейчас у нас 232 ученика с 1 по 11 класс. Дети возвращаются, и мы этому рады, – рассказывает директор Станично-Луганской школы №1 Ирина Тимохина. – Наша школа получила разрешение на экстернат для детей с неподконтрольных территорий, которые хотят получить среднее образование в Украине. Сейчас у нас 16 таких учеников, 11 – в 9 классе, и 5 выпускников – в 11. С каждым годом увеличивается количество детей, которые хотят здать ВНО и получить украинский аттестат. В прошлом году таких было всего 11, в этом уже зарегистрировалось 100».
На сессии райсовета, которая состоялась в 2017 году, было принято решение об едином языке обучения в школах Станично-Луганского района. Большинство депутатов проголосовали за украинский.
«Переломный момент уже наступил, – пояснил замглавы Станично-Луганской РГА Сергей Исаев. – Будущее есть только у того ребенка, который знает государственный язык, который может быть конкурентоспособным на рынке труда в будущем».
Сейчас в школе №1 из 18 классов в 11 идет преподавание на украинском языке. Школьники, которые начали учиться на русском, смогут закончить на нем обучение.
Начиная с 1 класса в школах района будет только один язык обучения – украинский.
В Станице Луганской много памятников в честь павших на Великой Отечественной войне. Какой невозвратно-далекой казалась эта война школьникам, которых еще три года назад приводили сюда на торжественную линейку и возложение цветов к 9 мая. А теперь в поселке появились новые памятники, напоминая о тех, кто погиб, защищая независимость и территориальную целостность Украины.
На фасаде школы №1 – мемориальная доска в память о бывшем ученике – пограничнике Вячеславе Фирсове. Он погиб в Красной Таловке, в августе 2014, а его мать, дед и бабушка и сейчас живут в поселке. На КПВВ «Станица Луганская», между двумя блокпостами – гранитная плита в память о бойцах Нацгвардии, погибших здесь в бою 9 января 2015 года. Роман Фурик – уроженец Коломыи Ивано-Франковской области, майдановец Роман Лагно родом из Соколя, на Львовщине. Возле памятника – живые цветы, перевязанные желто-голубыми лентами, стрелянные гильзы и краткая надпись: «Загиблим за волю України. Не забудемо!».
Когда мы уезжали из Станицы Луганской, то увидели еще один памятник – обелиск советской эпохи, в память о бойцах, павших в 1941-45 годах. Этой весной на верхушке стелы свил гнездо аист – символ мира и добра. Хочется верить, что и в многострадальной Станице Луганской, и на всей территории Украины, в этом году наступит долгожданный мир.
Март 2017, Станица Луганская.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *