Неугомонная администрация Черкасской исправительной колонии (№ 62)

The following two tabs change content below.

Министерство юстиции Украины: вывеска новая, а методы старые, – продолжение драматической истории одного осужденного, который начал слишком активно отстаивать свои права.

 

Напомню содержание. Осужденных Кисличенко Б.П и Желтенко В.В., которые отбывали наказание в Бориспольской исправительной колонии (№ 119) 11 января 2018 года неожиданно вызвали на беседу к представителям администрации БИК и тут, совсем уж неожиданно для них, погрузили в автомобиль для перевозки заключенных и отвезли в Киевское СИЗО.

 

При этом осужденный Кисличенко Б.П. был без верхней одежды, даже без свитера и без обуви, в одних тапочках, а осужденный Желтенко В.В. был в куртке, но опять же без обуви – в одних тапочках. Естественно, им не дали возможности собрать свои личные вещи, которые так и остались в БИК (№ 119). Это напоминало не этапирование, а похищение человека, которого без теплой одежды в холод увозят из колонии неизвестно куда.

 

После нахождения в Киевском СИЗО осужденного Кисличенко Б.П. перевели в Черкасскую исправительную колонию (№ 62).

 

В Черкасской исправительной колонии осужденного Кисличенко Б.П. пытались «раскрутить», то есть дать сначала дисциплинарное взыскание в виде содержания в помещении камерного типа (ПКТ), а потом открыть уголовное производство по статье 391 УК Украины.

 

Определением Апелляционного суда Черкасской области от 04 мая 2018 года  было отменено ранее наложенное на него взыскание в виде перевода в помещение камерного типа сроком на 2 месяца. Для администрации ЧИК (№ 62) это стало плохим предзнаменованием, поскольку в дальнейшем все подобные обращения в суд о применении к осужденным дисциплинарных взысканий в виде помещения в ПКТ не увенчаются успехом.

 

Итак, они решили повторить свой трюк с осужденным Богданом Кисличенко.

 

Осужденному Кисличенко Б.П. администрация колонии вынесла дисциплинарное взыскание в виде 12 суток содержания в дисциплинарном изоляторе (ДИЗО). С данным дисциплинарным взысканием он был не согласен, и попросил вызвать прокурора, которого так и не увидел до сих пор.

 

После отбытия 12 суток ДИЗО Кисличенко вернули в отряд, и тут представитель администрации колонии под видеозапись потребовал, чтобы осужденный занял другое спальное место.

 

 

Осужденный Кисличенко отказался выполнить такое требование, считая данные действия администрации незаконными, поскольку никто не пояснил ему причину того, почему вдруг он должен сменить свое спальное место. Никто из представителей администрации не привел ни норм соответствующей статьи в Уголовно-исполнительном кодексе Украины (УИК Украины), ни Правил внутреннего распорядка учреждений исполнения наказаний (ПВРУИН).

 

А поскольку данная норма попросту отсутствует в УИК Украины и в ПВРУИН, то действия администрации есть ни что иное, как самоуправство.

 

Все это снималось на видео.

 

Осужденный Кисличенко Б.П. также напомнил администрации колонии о том, что в феврале 2018 года ему по прибытию в ЧИК (№ 62), фактически раздетому и в одних тапочках, администрация колонии уже точно так же предлагала занять спальное место с клопами и другими насекомыми.

 

Дело осужденного Кисличенко Б.П. рассматривалось на правозащитной конференции «Переустройство законности: утверждения гражданских прав, доверия и честности» в Кейбл Колледе (Оксфорд, Великая Британия) в марте 2018 года.

 

Это не понравилось администрации колонии и расценивалось ими как нетактичное поведение, несмотря на то, что Богдан при этом никому не грубил, не матерился, не употреблял нецензурных слов.

 

Здесь история повторяется.

 

С решением дисциплинарной комиссии колонии осужденный Кисличенко Б.П. не согласен по ряду причин, в том числе:

 

1. В Уголовно-исполнительном кодексе Украины отсутствует норма, которая предусматривала бы, что представители администрации колонии могут указывать конкретное спальное место осужденному. В Правилах внутреннего распорядка учреждений исполнения наказаний подобной нормы тоже нет. Следовательно, требования администрации колонии нельзя назвать законными – они могут носить лишь рекомендательный характер, и за их невыполнение нет никаких оснований привлекать осужденного к дисциплинарной ответственности. Незаконное привлечение осужденного к дисциплинарной ответственности может квалифицироваться не иначе, как самоуправство в соответствии со ст. 186 Кодекса Украины об административных правонарушениях.

 

2. Неофициально от сотрудников администрации колонии Богдан Кисличенко неожиданно узнал, что он является злостным нарушителем. Это явилось для него полной неожиданностью, поскольку:

 

  • его никто не вызывал на заседание комиссии колонии по поводу якобы злостных нарушений. Он не смог высказать свои аргументы на заседании комиссии в свою защиту, что нарушило его право на защиту;
  • его никто не уведомлял о том, что он является злостным нарушителем;
  • ему никто не выдавал соответствующую выписку из протокола заседания комиссии колонии о том, что он является злостным нарушителем.

 

Таким образом, при вынесении «решения о смене спального места» нельзя руководствоваться тем, что осужденный якобы является злостным нарушителем.

 

3. Предложенное администрацией колонии новое спальное место было с порванным матрасом, от матраса плохо пахло, по этой причине Богдан отказался ложиться на него. Почему администрация ЧИК (№ 62) провоцирует его, предлагая спальное место с антисанитарными условиями? И разве отказ осужденного спать в антисанитарных условиях стоит трех месяцев ПКТ?

 

 

4. Имеет место несоответствие назначенного администрацией колонии наказания тяжести дисциплинарного проступка и личности нарушителя. Неужели за отказ ложится на другое спальное место осужденному положено дисциплинарное взыскание в виде трех месяцев ПКТ?

 

5. Администрация ЧИК (№№ 62) нарушила норму ч. 4 ст. 135 УИК Украины «Процедура дисциплинарного производства». Осужденного Кисличенко Б.П. действительно уведомили более чем за сутки до начала дисциплинарной комиссии, назвали время заседания дисциплинарной комиссии, но не сообщили о месте заседания дисциплинарной комиссии. Это все отражено на видеозаписи.

 

Следует упомянуть и о том, что осужденный Кисличенко Б.П. письменно попросил у начальника колонии выписку из решения дисциплинарной комиссии, на заседании которой ему было вынесено взыскание в виде трех месяцев ПКТ. Ответа он не получил. Я расцениваю это как один из факторов нарушения его права на защиту.

 

Что ж, а пока будем ожидать судебное решение – очень хочется надеяться, что наконец-то Богдану Кисличенко позволят отбыть спокойно оставшиеся семь месяцев до окончания срока наказания и выпустят на свободу…