Любимые оффшоры украинских бизнесменов

Финансы поют романсы

Налоговая система Украины – одна из худших в мире. Это признают не только украинские налогоплательщики, но и эксперты Мирового банка, которые провели рейтинг Paying Taxes 2010, где налоговая система Украины по затратам времени и ресурсов занимает 181 место из 183. Хуже только в Венесуэле и Беларуси.

Именно поэтому украинские бизнесмены уходят «в тень». Пользуясь помощью всевозможных схем, афиллированных и «родственных» структур, компании и предприятия пытаются если не полностью избежать налогообложения, то хотя бы существенно уменьшить налоговую нагрузку.

Те же, кто предпочитает не столь явно нарушать налоговое законодательство и не хочет вступать в конфронтацию с налоговиками, выбирают более тонкий путь: выводят бизнес в оффшорные зоны, получая массу преимуществ не только в плане налогообложения, но и льгот по ведению бизнеса, защищенность капитала и полную конфиденциальность. «Ведь при создании оффшорной компании бизнесмены ставят перед собой целью укрыть от чужих глаз себя, как истинных учредителей», – отмечает адвокат Денис Тельчаров. Неудивительно, что большая часть всей украинской собственнности принадлежит компаниям Кипра, Каймановых островов, Андоры и прочих территорий.

Безусловно, о законности и «чистоте» оффшоров можно очень долго спорить. Ведь нередко они используются для различного рода махинаций, цель которых – отмывание денег, полученных нелегальным путем, чтобы затем их можно было беспрепятственно вернуть в Украину.

Именно поэтому периодически слышатся заявления политиков, которые обещают прикрыть эту «лавочку». Например, нардеп Юрий Кармазин, который предложил парламенту денонсировать соглашение между правительством СССР и правительством Республики Кипр об избежание двойного налогообложения доходов и имущества, подписанное 29 октября 1982 года. Именно этот документ позволяет украинским бизнесменам пользоваться благами кипрского оффшора.

Однако «всех мух не переловишь», Кипр – это лишь капля в «море» оффшорных зон, которых во всем мире более 40. К тому же, если разобраться глубже, оффшорная зона для легально работающего бизнеса, который хочет уберечься от «кривобокости» отечественной налоговой системы, остается чуть ли не единственным способом спасения. Ведь даже принятие Налогового кодекса, баталии вокруг которого идут уже не первый месяц, вряд ли изменит условия для бизнеса – к лучшему. Так что, прямой путь – в оффшор.

Зона свободного полета

Ангилья, Княжество Андорра, Антигуа и Барбуда, Аруба, Британские Виргинские острова, Гибралтар, Княжество Лихтенштейн, Маврикий, Острова Теркс и Кайкос, Панама, Сан-Марино, остров Мэн, Нормандские острова, Сейшелы, Багамы, Каймановы острова… Это далеко не полный перечень оффшорных зон, который можно продолжать очень долго.

Несмотря на то, что оффшорные юрисдикции разбросаны по всему миру, их суть сводится фактически к тому, что выведенный «туда» бизнес защищен от покушения украинских властей, а налоговые издержки сведены к минимуму. При этом в классическом понимании оффшорная компания — это фирма, зарегистрированная в определенной офшорной зоне, но не ведущая деятельности в стране регистрации.

«Преимуществ у оффшора очень много: оптимизация налогообложения, быстрое и свободное распоряжение валютными средствами без контроля со стороны украинского обслуживающего банка, НБУ, налоговой, защита активов, находящихся в Украине, конфиденциальность информации об их истинном владельце, структурирование бизнеса», – подчеркивает Елена Кибенко, старший партнер юридической фирмы «ILF.

Например, Сейшельские о-ва и Гибралтар обеспечивают упрощенный процесс регистрации компании, отсутствие налогов и максимальную конфиденциальность. На острове Мэн офшоры платят лишь фиксированную пошлину. Оффшорный бизнес в Белизе, Панаме, на Багамских островах, в Доминике полностью освобожден от налогов. А регистрируя компанию на Кипре даже не обязательно иметь реально существующий офис.

Плюс ко всему, зачастую от владельцев оффшоров не требуют подачи финансовой или бухгалтерской отчетности, оффшорная компания вправе приобретать любое имущество и совершать любые сделки, обеспечивается полная анонимность владельцев, а также зачастую отсутствие какого-либо контроля со стороны местных властей в принципе.

«Очень популярна схема, когда оффшор выступает учредителем респектабельной европейской фирмы (из Англии или Голландии), которая является держателем активов. В таком случае найти реального собственника практически невозможно», – говорит Данил Гетманцев, почетный президент юридической компании Jurimex.

К тому же, огромный плюс в том, что украинские правоохранительные органы, даже имея пристальное внимание к какому-либо бизнесу, практически не могут получить интересующую информацию о владельцах оффшоров, их клиентах, счетах, проводимых операциях и т.д. А значит, бизнес можно вести без особых нервов, не опасаясь, что его в любой момент могут накрыть.

Моем деньги аккуратно

Для минимизации налоговых обязательств с помощью оффшоров существует немало схем. Одна из самых популярных, в которой можно задействовать оффшор – экспортно-импортные операции. Дело в том, что оффшор по своей сути является промежуточным звеном между компанией в Украине и ее партнерами за рубежом, и с его помощью можно без проблем манипулировать ценой товаров или услуг в любую сторону.

Используя одну или несколько фирм-прослоек, зарегистрированных в оффшоре, обе стороны с пользой для себя регулируют цену сделки, осуществляя так называемый «реинвойсинг», главная задача которого – минимизировать налог на прибыль путем уменьшения валовых доходов (для экспорта) или за счет увеличения валовых расходов (для импорта).

«Кроме того, оффшоры зачастую используются одновременно с легально работающей на территории страны регистрации фирмой (оншором), который выполняет представительские функции, проводит основные операции, а офшор служит для накопления денежных средств, и при этом уплачивается чисто символическая сумма налогов, либо налог вообще отсутствует», – отмечает Ирина Дедковская.

Оффшорные компании часто используются для работы на зарубежных финансовых и фондовых рынках. Например, если оффшор-компания торгует американскими акциями через американского брокера, то налогообложению подлежат лишь получаемые дивиденды. Доходы иностранной компании, связанные с увеличением курсовой стоимости ценных бумаг, в США налогообложению не подлежат. Налог, удерживаемый с получаемых дивидендов, тоже может быть уменьшен при правильном выборе юрисдикции, имеющей с США договор об избежании двойного налогообложения.

Также существует масса схем, которые дают возможность откровенно «мыть» через оффшоры деньги. Например, когда в оффшорной зоне (особо благодатна для этого Великобритания) создаются две компании с одинаковыми названиями, одна из которых является оншором. Между оффшорной и оншорной компаниями заключается агентский договор, и по законодательству налогооблагаемой прибылью британской организации будут считаться только полученные комиссионные. Вся прибыль будет накапливаться в оффшоре, где она подлежит налогообложению по минимальной или даже нулевой ставке.

С помощью оффшора можно уйти и от валютного законодательства при выведении капитала за рубеж. «Если украинское физическое или юридическое лицо покупает акции оффшорной компании или регистрирует ее на себя и формирует уставный капитал, то для этих действий нужна лицензия НБУ», – объясняет Елена Кибенко. Но проблем в том, что эту лицензию получить практически невозможно.

Однако на практике это требование легко обойти – например, акции можно приобрести по договору дарения или еще проще, номинальным акционером оффшора будет указан нерезидент, а украинский владелец будет считаться бенефициаром. Деньги же можно «завести» с любой украинской компании, оплатив работы или услуги оффшора.

Что интересно, международные торговые компании как раз заинтересованы в привлечении оффшоров к своим торговым сделкам. Это связано с тем, что доходы, получаемые от сделок при покупке товаров в одной стране и продаже их в другой, накапливаются в оффшорной компании, освобожденной от налогообложения.

Солидное прикрытие

Тем не менее, нужно понимать, что риск выявления «темных делишек» все-таки есть. В частности, если выяснится, что схема построена из цепочки оффшоров, которые отмывают деньги, организатору грозит тюремное заключение. «Санкции за нарушения валютного законодательства довольно суровы. Можно отделаться и штрафом, но и есть риск попасть под уголовную ответственность», – отмечает управляющий партнер юридической фирмы «Ольга Демченко и партнеры» Ростислав Кравец.

Кроме того, оффшор – это невысокий уровень интереса со стороны возможных клиентов; негативное отношение серьезных компаний-партнеров, банков и других субъектов бизнеса; предвзято-заинтересованное отношение со стороны налоговиков, милиции, прокуратуры; неразвитость инфраструктуры, несовершенство законодательства, отсутствие хорошей деловой репутации, недостаточно эффективные деловые связи с ведущими странами.

Плюс ко всему, существует распоряжение Кабинета министров №77-р от 24.02.2003, в котором утвержден список стран, признанных оффшорными территориями. А согласно ст. 18 закона «О налогообложении прибыли предприятий», при покупке продукции у компании, которая зарегистрирована в оффшорной зоне, попавшей в перечень Кабмина, на себестоимость относится только 85% цены ее приобретения. Это, разумеется, делает оффшорные цепочки значительно менее выгодными.

Именно поэтому иногда предпочтительнее работать в зонах, которые имеют более солидный статус: там требуется предоставление финансовой отчётности, прохождение аудита, ведётся реестр директоров и акционеров, раскрывается структура собственников в обмен на некоторые налоговые льготы (Гибралтар, Гонконг, Новая Зеландия, Кипр, к примеру). Эти оффшоры более респектабельны для клиентов, банков, то есть более легальны в бизнесе.

Поэтому совсем неудивительно, что такие «гиганты» украинской экономики как СКМ, Интерпайп, группы «Приват» или «Финансы и Кредит», имеют зарегистрированные в офшорных зонах компании. Ведь это возможность не только значительно сэкономить на налогах, как уже было сказано, но и увести деньги из Украины в «уютное гнездышко».

«Оффшорные зоны это не столько способ избежать налогообложения, сколько способ вывести свои капиталы в стабильные, в отличие от Украины юрисдикции, скрыть свою собственность за оффшорными компаниями, и защитить деньги при их инвестировании в Украину», – подчеркивает Данил Гетманцев.

И, несмотря на то, что все с ужасом ждут принятия Налогового кодекса, оффшоры вряд ли подвергнутся «гонениям». Ведь любые попытки со стороны захлопнуть это «окно» вряд ли увенчаются успехом, так как не стоит забывать, что в рядах депутатов немалое количество крупных «латифундистов», которые попросту не дадут пролоббировать неугодные для себя и своего бизнеса законы.

Виктор Стуков. Политика и деньги