Валерий Хорошковский: Луганский вор

  Впрочем, возможно, какой-либо вины или злого умысла здесь нету, скорее всего, обыкновенное воплощение обыкновенного инстинкта самореализации и продвижения наверх.

  Особо в этой деятельности преуспел Валерий Хорошковский, личность достаточно известная и харизматичная, из т. н. категории «непотопляемых» политиков, которые если уж попали «в обойму» – будут в ней вертеться по горизонтали, независимо от политических пристрастий и смены конъюнктуры, подтверждая истинность старинной народной поговорки, утверждающей, что некая специфическая субстанция природного происхождения всегда выплывет на поверхность и никогда не утонет…

  Сегодня нам будет весьма познавательно исследовать, как Валерий Хорошковский несколько лет назад провернул некую схему по завладению чужим имуществом, изяществу и многовекторности которой позавидовал бы сам Остап Бендер. Речь пойдет о завладении имуществом и активами ОАО «Луганскобленерго», природного монополиста, осуществляющего энергоснабжение Луганской области и охватывающей рынок энергопотребления на территории Украины в пределах 15 процентов.

  Для этого необходимо вернуться на несколько лет назад, попутно обрисовав исходные данные, анализируя которые каждому читателю станет понятна вся пикантность ситуации и прибыльность затеи.

  Итак, на территории каждой области Украины существует облэнерго (областная энергопоставляющая компания), которая имеет на своем балансе энергооборудование (сети, трансформаторные подстанции и пр.), и занимается тем, что номинально поставляет электрическую энергию потребителям (юридическим и физическим лицам).

Согласно закона и устоявшейся производственно-экономической практики, в Украине разграничены и одновременно несовместимы такие деятельности, как производство электроэнергии и ее поставка потребителям.

Действует следующая схема, установленная Законом Украины «Об электроэнергетике»: энергогенерирующие компании (атомные станции «ГП НАЭК «Энергоатом», тепловые станции (работающие на угле, газе, мазуте), гидроэлектростанции) производят электроэнергию на основании лицензий, выданных Национально комиссией регулирования электроэнергетике (НКРЭ). Общеизвестно, что стоимость электроэнергии, производимой обозначенными энергостанциями существенно отличается «в разы», потому, дабы «усреднить» цену для конечного потребителя, генерирующие компании обязаны продавать электроэнергию «в общий котел», который номинально представлен ГП «Энергорынок», единым оптовым поставщиком электрической энергии на всей территории Украины.

  «Энергорынок», в свою очередь, продает электроэнергию областным энергоснабжающим компаниям по усредненной цене, а уж они, в свою очередь, продают электроэнергию конечным потребителям.

  Соответственно, движение денег, при такой схеме, обратно противоположно схеме движения товара (электроэнергии) – потребители платят облэнерго, те – «Энергорынку» а уж «Энергорынок» расщепляет средства и перечисляет их производителям электроэнергии.

  На этом этапе все пока просто и понятно.

  Теперь же стоит обратить внимание на деятельность облэнерго. В свое время, а именно, в конце 90-х годов устоялась практика, согласно которой облэнерго, получив от потребителей деньги за электроэнергию, не спешили отправлять их производителям, задерживая у себя.

  Насколько была прибыльна такая практика – говорить не приходится. «Доля» облэнерго в проданной потребителям электроэнергии составляет всего лишь несколько процентов (основной является топливная составляющая), и потому для любого из облэнерго, удержание «кассы» является сверхприбыльной затеей. Продал электроэнергии на сто миллионов гривен (из которых «твои» лишь пять миллионов), получил с потребителей всю сумму – и на 95 миллионов гривен «удержания» даже на протяжении нескольких дней можно очень неплохо «пожировать».

  Дисбаланс с платежами понудил государство принять жесткие и беспрецедентные меры регулирования.

В Закон Украины «Об электроэнергетике» были внесены изменения, урегулировавшие движение финансовых потоков. Согласно изменений, были введены специальные счета в уполномоченном банке (своего рода монополисте), и потребители не имели права платить деньги (а любые другие банки принимать) средства за электроэнергию ни на какие другие счета, кроме как на указанные. Облэнерго были лишены любого контроля за движением средств по счетам, и банк автоматически перечислял деньги по цепочке «день в день» по алгоритму (специальному порядку), определяемому НКРЭ в зависимости от задолженности и поведения облэнерго (оставляя свою «долю» последнему).

Обзор ситуации дает нам возможность придти к пониманию, что же происходило на энергорынке Украины в то время. Независимо от регулятивных мер, облэнерго являлись и являются лакомым кусочком, хотя бы потому, что через облэнерго можно полностью контролировать все территориально находящиеся энергоемкие предприятия, в той или иной мере зависимые от рубильника энергопотребления, находящегося в руках обленерго. Облэнерго – это универсальное оружие политики, позволяющее реализовывать даже самые смелые проекты.

Итак, в 1998 году в процессе приватизации были проданы 35% акций «Луганскобленерго», которые за 25 миллионов гривен с небольшим приобрела финансовая группа, к слову, контролируемая Константином Жеваго (в государственной собственности, соответственно, осталось 65 % пакета акций).

В дальнейшем, государство посчитало (активно подогреваемое теми, кто с торгами «пролетел»), что продешевило и начало строить всяческие козни новому владельцу, начиная от банального «выставления» менеджмента с предприятия и заканчивая длительными судебными процессами.

В результате уже за несколько месяцев возникла довольно забавная ситуация, когда в том или ином суде, где выступал «Луганскобленерго» в качестве стороны любого, даже самого мелкого спора, от имени последнего появлялись две группировки представителей с пачкой судебных решений и между последними возникали примерно следующие дискуссии: «мы настоящие представители «Луганскобленерго», наш председатель правления правильный, и его полномочия подтверждены решением Сокальского районного суда Львовской области (например), вынесенного месяц назад, а вы самозванцы!» – «Ваш председатель правления неправильный, а наш правильный, у нас по этому поводу есть определение Житомирского областного суда двадцатидневной давности, а оно круче вашего решения, это вы проходимцы» – «а мы ваше определение Житомирского суда уже обжаловали в Печерский районный суд Киева, он круче и он его остановил…» – «А мы вчера провели общее собрание и еще раз переназначили председателя правления, потому ему даже на решение Печерского суда наплевать»…

Как правило, каждая встреча таких представителей сопровождалась потасовками со взаимными обвинениями в шулерстве противников, и заканчивалась тем, что ошалевший от такого поворота событий судья переносил дело, попутно информируя прокуратуру и милицию на предмет необходимости разобраться, кто же «Армянский король, а кто Армянская королева…».

Кучи судебных решений на предмет «кто правильный собственник и у кого настоящая печать» (благо, что печатей вообще оказалось аж три, по одной у каждой группировки и еще одна у местных правоохранительных органов) росли, порядка не было и здесь Валерий Хорошковский наконец понял, что настал его звездный час.

«Укрсоцбанк» (номинальным и фактическим руководителем которого был Валерий Хорошковский) вступил в дело и очень изящно «слямзил» все «Луганскобленерго», пока две группировки выясняли отношения.

А схема оказалась весьма изящной и красивой:

Дело в том, что «Энергорынок» в 2000-2001 году активно пытался взыскивать долги «Луганскобленерго» через суды. Одним из судебных решений было взыскано задолженность в сумме 800 миллионов гривен (за небольшой период) и «Энергорынок» предъявил решение к принудительному исполнению в исполнительную службу на территории Луганской области.

Уже спустя несколько месяцев в марте 2001 года все имущество «Луганскобленерго» ушло «с молотка» за сумму около сто миллионов гривен.

Все сети, оборудование, подстанции, линии электропередач, транспорт, помещения, мебель, полностью все – было реализовано на «публичных» торгах «Укрсоцбанку» за указанную сумму. С этого момента «Луганскобленерго» перестало существовать фактически, у последнего остались всего лишь экземпляр устава и несколько печатей у нескольких руководителей (к тому же разбросанных на всей территории Украины).

Возможно, на первый раз кому-то происшедшее не покажется странным или настораживающим (обычная процедура продажи имущества должника), но мы попытаемся объяснить, в чем заключалась «афера века».

Итак, «публичные» торги таковыми не были и быть не могли. Их цель была как раз обратная – сделать всю процедуру тайной и закрытой, чтобы никто не узнал и не воспрепятствовал (в особенности акционеры из группы Жеваго, из под носа которых за бесценок «уводили» имущество).

Конспирация, с которой осуществлялись торги, заслуживала внесения в анналы мировой шпионской практики. Например, объявления о проведении публичных торгов были опубликованы в местной газетенке (название которой ни о чем не говорит), весь тираж которой печатался глубокой ночью и был постранично пересчитан и уничтожен прямо на месте (без малейшего риска поступить в публичную продажу), за исключением нескольких экземпляров, которые были сохранены для демонстрации и доказательств, что «все было красиво и законно, даже объявления напечатаны в газетах, читай, кто хочет…». Собственно, в дальнейшем, этим обстоятельством и прикрывалась продажа имущества.

Второй нюанс был связан с первым органично. «Закрытость» торгов обусловила исключительно ничтожную (даже смехотворную) цену продажи имущества – как мы уже говорили – около ста миллионов гривен за весь имущественный комплекс «Луганскобленерго».

При этом даже по самим скромным оценкам специалистов, имущество подобного профиля и назначения составляло не сто миллионов гривен, а сумму в несколько миллиардов гривен. Эти несколько миллиардов гривен «сэкономил» Валерий Хорошковский, купив «не глядя» столь «жирный» объект…

Но всякая медаль имеет две стороны (а проблема – разные точки обозрения), и можно посчитать, даже, не столько, сколько «сэкономил» банкир по должности (в момент продажи) и мошенник по призванию (по жизни) Валерий Хорошковский на сделке, а сколько потеряло государство…

Если учесть, что «Луганскобленерго» так или иначе даже при самом плохом раскладе в распределении долей – на 65 % принадлежал государству – то можно со всей ответственностью утверждать, что именно у государства и были украдены эти несколько миллиардов гривен.

При этом «Энергорынок» номинально получил свои сто миллионов гривен за принудительную продажу, потеряв любые возможности довзыскать остаток долга. Долг «Луганскобленерго» перед «Энергорынком», заметим, по судебному решению (по которому произошла продажа) составлял около 800 миллионов гривен, всего же общий объем долгов составлял сумму свыше двух миллиардов гривен. Итак, «Энергорынок» (100% государственное предприятие, которое в своем лице «держит» долги перед всеми генерирующими компаниями) навсегда потерял в результате такой схемы 2 миллиарда гривен «умерших» в один день долгов (в уме держим еще несколько миллиардов гривен стоимости имущества)…

В дальнейшем было создано некое «Луганское энергетическое объединение», которому и было «Укрсоцбанком» передано все имущество «Луганскобленерго» для дальнейшей деятельности (не без цели несколько «запутать следы»).

Наше исследование было бы неполным, если не обратить внимание на лиц, от действий которых зависела реализация схемы на практике.

«Луганскобленерго» начали продавать еще в то время (конец 2000 года), когда директором «Энергорынка» (напомним, своей прытью на предмет «посудится» номинально инициировавшем продажу имущества «Луганскобленерго») был Юрий Васильевич Продан (сейчас занимающий должность Министра топлива и энергетики Украины).

Продажа имущества «Луганскобленерго» завершилась как раз в момент ухода Юрия Васильевича с должности директора ГП «Энергорынок» в апреле 2001 года на должность председателя Национально комиссии регулирования электроэнергетики Украины и замены на должности Валерием Николаевичем Кальченком (фигурой не менее харизматичной), кстати, сейчас занимающего должность председателя НКРЕ (соблюдая «лучшие» традиции преемственности преданнейших руководящих кадров)…

Какую ценность имеет перечисление сих достойных лиц и их роль в реализации схемы? Самую непосредственную, ибо эти же личности в дальнейшем проявили себя еще не один раз на поприще служения Валерию Хорошковскому.

Последнему показалось мало того, что за потраченные номинально на оплату покупки активов «Луганскобленерго» (без учета взяток) «жалкие» сто миллионов гривен он «кинул» государство на несколько миллиардов гривен, в том числе «похоронив» два миллиарда государственных долгов.

Валерий Хорошковский нашел способ, как бы еще и по второму кругу «заработать» денег, на сей раз, практически «из воздуха», искусно мимикрировав и «сменив окрас» все для той же святой цели – заколотить бабла, желательно за государственный счет (что стало устоявшейся привычкой сего «достойного» мужчины).

Итак, после лишения «Луганскобленерго» имущества, последнее перешло «Укрсоцбанку» (а в дальнейшем – «Луганскому энергетическому объединению»), которое взяло на себя функцию энергопоставщика Луганской области.

Даже несмотря на такой пессимистический ход развития ситуации, номинально остающееся существующим «Луганскобленерго» все же могло теоретически (да и практически тоже, при надлежащей активности и смекалке) взыскать с потребителей стоимость электрической энергии, которую поставило до момента своего ухода с рынка (напомним, что объем долгов составлял около двух миллиардов гривен, и при их взыскании «Луганскобленерго», за вычетом небольшой доли облэнерго, всю эту сумму перечислило бы в «Энергорынок» (а дальше за счет этих денег была бы погашена задолженность перед энергогенерирующими компаниями).

Однако, этому не судилось свершиться. Юрий Васильевич Продан, став председателем НКРЭ Украины весной 2001 года, вскоре после своего назначения воплотил завершение преступной схемы по перераспределению активов «Луганскобленерго», и это было осуществлено предельно просто:

У «Луганскобленерго» была аннулирована лицензия на право поставки электрической энергии по регулируемому тарифу (на закрепленной территории), и, одновременно, подобная лицензия выдана «Луганскому энергетическому объединению».

Мы не зря в начала нашего расследования сделали экскурс-обозрения ситуации на энергорынке и анализ взаимоотношений на энергорынке Украины, особенно в аспекте финансовых расчетов.

Итак, напомним, любой потребитель, который желает заплатить за электроэнергию, потребленную на той или иной территории, имеет право сделать это путем перечисления исключительно на распределительный счет (счет со специальным режимом использования) энергопоставщика (лица, у которого есть лицензия на энергопоставку) в специальном банке. Другого способа оплатить за электроэнергию не существует и другие схемы расчетов признаны незаконными. Более того, лицо, не имеющее лицензии на поставку электрической энергии не имеет права открыть такой счет в уполномоченном банке.

Потому, с момента лишения лицензии «Луганскобленерго» – у последнего прекратились финансовые отношения со своими должниками – промышленными предприятиями и физическими лицами на территории Луганской области, в форме банального закрытия счета.

Заметим, что Луганская область осуществляет около 15% энергопотребления из общего объема поставок на энергорынке Украины, а это как минимум 150 миллионов гривен в месяц… напомним, что общий размер долгов потребителей перед «Луганскобленерго» составлял около двух миллиардов гривен (на момент принудительной продажи имущества). Вот эти-то два миллиарда гривен и стали объектом атаки злонамеренной шайки Продана-Хорошковского.

Даже если какой потребитель и хотел погасить задолженность перед «Луганскобленерго» (а последний ее взыскать) – физической возможности они были лишены, ибо были закрыты специальные счета, предназначенные для расчетов.

В то же время, специальные счета были открыты для «Луганского энергетического объединения», которое получило возможности «взять» текущие долги, возникшие как с момента начала своей работы на закрепленной территории, так и «старые» долги, которые не создавало, и к возникновению которых отношения не имело…

Большинство потребителей мало вникало в то, кому они должны заплатить за электроэнергию прошлых периодов, тем более, что альтернатив не было (как ни будешь платить, деньги зачисляться в реальном времени на специальный счет текущего энергопоставщика), потому «Луганское энергетическое объединение» внезапно получило возможность «хапнуть» старые долги, взыскав реальные живые деньги за товар, который само еще не поставляло.

Подобной «мимикрией», умышленно спровоцированной лучшим другом Валерия Хорошковского – Юрием Проданом (старший брат которого, Петр, к тому же, в то время «случайно» возглавил «Луганское энергетическое объединение»), была организована во первых яркая схема получения сверхпрыбылей (забрав чужие долги на пустом месте), а во вторых – то же государство лишено возможности получить свои деньги («Энергорынок» номинально мог потребовать от «Луганского энергетического объединения» лишь долги за время начала работы по лицензии, старые же долги номинально оставались за окончательно неподъемным «Луганскоблэнерго»)…

Были, конечно, и другие нюансы реализации Валерием Хорошковским комплексной схемы завладения государственными средствами, но о них мы расскажем несколько позже, сегодня же мы обрисовали суть схемы «в общих чертах», впрочем, дающих полное представление о методах работы и устремлениях мошеннического гения проходимца по призванию Валерия Хорошковского.

В дальнейшем мы осветим еще несколько направлений деятельности сего господина на безопасном (пока) поприще воровства государственных денег, и позволим заметить, что интересных нюансов будет множество. 

Евгений Солодко, адвокат