Законы новые – порядки старые?

Могут ли граждане повлиять на то, чтобы Закон «О борьбе с коррупцией» заработал?

КТО ТЕПЕРЬ ПОНЕСЕТ НАКАЗАНИЕ?

Закон этот для чиновников намного более неприятен, чем Закон «О доступе к публичной информации». Хотя бы потому, что предусматривает четко прописанные наказания. Ответственность за взятки выписана детально — его разработчики явно знали, о каких суммах идет речь. Мало того, под угрозу понести ответственность попали и потенциальные взяточники, не являющиеся госслужащими — аудиторы, нотариусы, адвокаты и прочие. Они все названы лицами, «оказывающими публичные услуги». Их будут штрафовать на 1 700 — 4 250 грн., вне зависимости от размера взятки. За повторный случай предусматривается до трех лет тюрьмы или же штраф от 5 950 до 11 900 грн.

Между прочим, учителя и врачи, теоретически, не попадают в эту категорию. Невольно подумаешь — а будь они все же приравнены к госслужащим, обрадовались бы они такому закону?

Итак, что ждет чиновников, берущих взятки? Отныне чиновнику запрещено принимать подарки в благодарность за свою работу. Хотя все-таки «немножко можно»: от постороннего лица это можно сделать всего два раза в год и на сумму не больше 50% от минимальной зарплаты (сейчас это 480 грн.). За нарушение — штраф 425 — 850 грн. Да и подарок придется отдать.

Посмотрим, как можно обойти эту норму. Так как подарок не запрещено передавать через близких родственников, то нетрудно догадаться, как это будет делаться. Во-вторых, говорится о подарке, а не об услуге. А если речь идет об «обмене любезностями» в стиле «я вашу дочку устрою в институт, а вы мне с оформлением завещания поможете»?

Кроме того, подарок на 480 грн. нельзя принимать от одного человека. А если от «группы товарищей» и «от имени и по поручению коллектива»? Хотя тут нужно оформлять подобные акции с умом — подарок напрямую от проверяемой организации, например, будет слишком явным актом взяточничества. Но не стоит беспокоиться — заинтересованные люди способ одарить нужное лицо найдут.

Также чиновников, а также всех прочих «слуг народа» — судей, прокуроров, налоговиков, таможенников и депутатов всех мастей, обязывают подавать до 1 апреля ежегодную декларацию об имуществе, доходах, расходах и обязательствах финансового характера за прошлый год. Такую же декларацию обязаны подавать и члены их семей, проживающие с ними под одной крышей.

В декларации должны указываться как расходы, осуществленные на имущество, имеющееся в частной собственности, так и на имущество, находящееся в аренде. При этом есть временная оговорка — эта статья, озаглавленная «Финансовый контроль», вступит в силу только с 1 января 2012 года. Видимо, чтобы чиновники успели «замести следы». В статье предусмотрено, что финансовые операции подлежат обязательному мониторингу в случае, если сумма операции равна или превышает 150 тыс. грн. (сейчас это 18 750 долларов). То есть меньше можно. Значит, будут давать крупные взятки «траншами» — например, по 18 тысяч долларов за раз. Декларации они все равно не подлежат.

Что же касается родственников «под одной крышей», то лазейка в этом случае очевидна — как переписывали имущество на мам, жен и дядь, живущих под «другой крышей», так и будут. Эта норма нивелирует саму статью. Мало того — наказание за ее неисполнение составляет всего 170 — 425 грн. Лучше платить регулярно подобный штраф, чем заполнять декларации. А данные декларации могут еще и объявить неподлежащими оглашению по Закону «О публичной информации», как уже проделано с декларациями депутатов Верховной Рады.

В новом законе решено бороться с кумовством и непотизмом. Госслужащим запрещено иметь в подчинении близкого родственника до третьего колена, включая усыновленных и усыновителей, а также сожителей (интересно, кто точно определяет факт последнего?). За нарушение предусмотрен штраф от 850 до 2 525 грн. Но что мешает прокурору устроить своего сына не в прокурорские, а в судейские органы? А если взять такую общественную функцию, как депутат, то никто не мешает им устраивать своих детей вообще куда угодно.

Следует учесть, что закон, помимо определения «получение взятки», предусматривает еще два термина — «незаконное обогащение» или «коммерческий подкуп». Но в Уголовном кодексе статей с такими определениями нет! Наказание же в случае «обогащения» или «подкупа» предусмотрено более мягкое. То есть на процессах против взяточников адвокаты будут сводить деяния подзащитных к этим терминам, определения которых попросту не существует. Следовательно, и судить не за что.

ХРОНИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ ОБЩЕСТВА

Следует признать — многое в этом законе прописано жестко. Недаром он с трудом проходил через Парламент. В декабре прошлого года депутаты Верховной Рады отменили пакет антикоррупционных мер, который так и не заработал, принятый еще при Ющенко и Тимошенко. Затем 7 апреля с.г. нардепы приняли закон с положением о декларировании доходов и расходов, превышающих 50 тыс. гривен. Затем они «одумались» и 12 мая подняли сами себе коррупционную планку до 150 тысяч. Между тем, Президент Украины тогда же заявил, что из-за коррупции страна ежегодно теряет около 20 миллиардов гривен. Эти деньги не поступают в бюджет либо попросту воруются. Только в сфере госзакупок от 10 до 15% госбюджета уходит в чиновничьи карманы.

Януковичу вторит и GRECO — группа государств по противодействию коррупции Совета Европы. 24 мая 2011 года GRECO отметила провал Украины в плане законодательного обеспечения борьбы с коррупцией и несоответствия евростандартам борьбы с коррупцией по 13 направлениям. В частности, особо был отмечен вопрос разделения бизнеса и власти — то есть вопрос конфликта интересов чиновников, связанных общими родственными или деловыми интересами с бизнесом.

Сами украинцы также считают, что новый закон просто увеличит размеры взяток, а сами формы их получения станут еще более изощренными. О пессимизме наших граждан свидетельствуют следующие данные. С 28 по 30 июня 2011 года киевский Институт им. Горшенина провел опрос «Коррупция в Украине». 72,1% респондентов выразили уверенность, что новый закон не поможет победить коррупцию. Только 14,8% верит в обратное.

При этом, большая часть опрошенных — 53,5% считают, что закон не будет способствовать искоренению коррупции, так как в Украине любые законы не выполняются. 25,8% уверены, что для борьбы с коррупцией одного лишь закона недостаточно. 32,5% полагают, что чиновники будут саботировать выполнение закона, а 12,7% украинцев считают, что сам закон недостаточно жесткий.

Уже с 1 июля 2011 года в Украине создают единый реестр коррупционеров. Взяточниками является большинство украинцев (то есть в реестр коррупционеров можно смело записывать любого, беря в руки телефонный справочник): 68,5% опрошенных приходилось давать деньги и делать подарки людям, от которых зависело решение их проблем. Эта цифра, на самом деле, больше — ведь еще 12,4% затруднились на него ответить.

При этом общество ничего особенного на фронте борьбы с коррупцией предложить не может. Культура взяточничества у нас укоренилась чрезвычайно сильно. 57,6% считают наиболее эффективными мерами ужесточение ответственности за коррупционные действия (так оно вроде бы уже произошло). 45,3% считает, что нужно реформировать судебную систему, которая будет строже карать взяточников, а 39,3% предлагает усилить контроль над чиновниками со стороны общества.

При этом 13,2% считает, что можно легализовать наименее социально опасные виды взяточничества («презенты» врачам, учителям). 11,2% считает главной панацеей повышение уровня самосознания граждан, 8,1% считает, что нужно предоставить правоохранительным органам дополнительные полномочия.

(Всего, согласно случайной выборке, было опрошено 1 000 респондентов в возрасте от 18 лет во всех административных единицах Украины. Погрешность репрезентативности не превышает +/-3,2%)

К ЧЕМУ ПРИВЕДЕТ НОВЫЙ ЗАКОН?

Во-первых, сам закон родился с изначально порочной позицией в виде нижнего «потолка» в 150 тысяч гривен декларирования и множеством лазеек для хитромудрых коррупционеров.

Во-вторых, явно следует ожидать как саботажа этого закона чиновниками, так и демонстративную ловлю сотен взяточников разных уровней ради показательной борьбы с коррупцией «в телевизор» и ради отчетов силовых органов перед начальством, которое теперь будет спускать «планы» по поимке взяткобрателей (а кто при этом будет проверять самих силовиков?) Мало того — могут арестовывать и взяткодателей, то есть простых граждан, и таким образом выполнять этот план. При этом возможна конкуренция между ведомствами — в первую очередь, силовыми — за право поймать как можно больше взяточников.

В-третьих, под видом борьбы со взяточничеством будет ускоряться ротация кадров чиновников и замена их на более лояльных. Под этим предлогом могут быть арестованы политики и бизнесмены, которые чем-то не устраивают власть. Могут пострадать представители оппозиционных партий, чьим деяниям теперь уделят особое внимание. Для «блезиру» будут брать и чиновников, состоящих в правящей партии, если они совсем уж будут кому-то мешать. В преддверии парламентских выборов скандалы с задержанием разнообразных взяточников в центре и на местах будут только множиться.

Наконец, следует отметить, что этот закон фактически не распространяется на тех, кто уже получил свое — земли, участки и угодья. Задекларирует ли Президент полную стоимость и площадь своей резиденции в Межигорье? Узнаем ли мы что-либо об истинных доходах и расходах премьер-министра, спикера, вице-премьеров, губернаторов и мэров? Более чем сомнительно, что мы, таким образом, получим представление о мире схем и откатов столь высокого уровня, что ради них подчас заключаются международные соглашения и контракты сомнительного свойства. На самом высшем уровне власти большие дела решаются не подарками в 150 тысяч гривен.

Там речь идет о миллионах и миллиардах, о средствах, идущих в оффшоры, о тендерах и закупках с большим числом нулей, о заграничных счетах и хорошо припрятанной заграничной же недвижимости. За предстоящий до первого декларирования (1 апреля 2012 г.) год все явно торчащие «уши» в виде недвижимости могут быть «прикрыты» соответствующими юридическими нормами либо переписаны на фиктивных владельцев.

Схем ухода от исполнения этого закона — множество. И до тех пор, пока наш гражданин не увидит, что улицы перестали перекрывать для проезда высоких кортежей, что министры и депутаты не скупают гектарами заповедники, что за взяточничество сажают лиц самого высшего уровня, относящихся к нынешней власти, — до тех, почти фантастических, времен борьба с коррупцией останется лишь формальной декларацией.

А отучимся ли мы сами давать взятки в связи с новым законом? Вот если бы все украинцы с определенного числа отказались их давать, это стало бы, как минимум, испытанием системы отношений народа и власти на прочность. Чиновником низшего и среднего уровней теперь быть на так уж и выгодно — всегда могут подставить или донести.

Оттого они, эти чиновники, станут злее, брать будут больше. И если мы не хотим им давать взятки, давайте попробуем не давать. Давайте хоть детей своих этому начнем учить. Может быть, после сотого и пятисотого подобного случая количественные изменения перейдут в качественные, и взяточничество хотя бы на низшем, самом близком к нам, уровне уменьшится.

Павел КОВАЛЕВ, политолог, газета ДЕНЬ