Куда исчез весь фонд зарплаты окружной избирательной комиссии № 218?

Переварив все и обдумав, решил все-таки изложить свою версию событий происходящего в окружной избирательной комиссии (далее – ОИК) №218. Разумеется, я не претендую на звание мудреца высшей категории, чьи выводы – истина в последней инстанции, однако свое мнение на этот счет также имею.

 

 

Начать, пожалуй, нужно с простых вещей – а именно, целей, которые ставятся субъектами избирательного процесса перед членами комиссий, которым они делегировали такие полномочия. Что касается меня, то передо мной ставилась всего одна единственная задача – законность. Какие цели были у других членов ОИК – не ясно, однако выводы сможете сделать сами, если вам хватит терпения дочитать до конца.

 

Головой указанной ОИК была назначена Татьяна Сиротенко по квоте кандидата в президенты Украины Руслана Рыгованова. Была ли ее работа идеальной? Вряд ли, но она с первых дней с таким запалом взялась за работу, что причин для нареканий я не увидел. Она зарегистрировала ОВК как юридическое лицо в соответствии с требованиями закона, открыла казначейский счет, проводила заседания комиссии и все решения, обязательные на данном этапе, все же принимались.

 

Тем не менее, в комиссии стали происходить странные вещи. Группа членов, определенно знакомых между собой по предыдущим выборам, апеллируя своей чуть ли не пожизненной работой на выборах, стала искать поводы придраться. Для этого сами члены комиссии, вступившие в сговор, откровенно саботировали работу ОИК, а все недостатки, возникшие в результате, разумеется, вешали на Сиротенко. Дошло до откровенного абсурда, когда прямо из помещения ОИК исчезла печать одной из подопечных участковых избирательных комиссий (УИК), на что была вызвана полиция и проводились следственные действия (после ухода Сиротенко печать неожиданно нашлась в той самой комнате). Собственно, полиция в ОИК №218 бывала чаще, чем в собственном управлении.

 

Кульминацией данного процесса стала попытка отстранения Сиротенко от должности главы. Указанная группа членов ОИК, в нарушение предусмотренной законом процедуры и повестки дня, сумев сплотить вокруг себя достаточное число голосов (как стало ясно позднее, подкупив их включением в ОИК второго тура, что и произошло), приняли незаконное решение обратится в центральную избирательную комиссию (ЦИК) с целью ее отстранения. Следует отметить, что незаконность данного решения признала и сама ЦИК, поскольку по сегодняшний день указанное обращение членов ОИК №218 так и не было рассмотрено. Одновременно с этим, по рекомендации одной из активных участниц, вступивших в сговор, которая традиционно апеллировала к своему неоспоримому опыту работы на выборах, право подписи от имени юридического лица было делегировано заместителю главы соответствующим решением ОИК голосами все тех же членов.

 

Сиротенко, в конечном счете, ушла, рассказав на всю страну на собранной ею пресс-конференции в «Униан» о происходящем в окружной комиссии, но чудеса на том не закончились. По представлениям субъекта избирательного процесса, в ОИК успели поменяться еще два главы и, представьте себе, они тоже оказывались «плохими», со всеми вытекающими, аналогичными происходящему с Сиротенко. В конечном счете, та самая группа членов ОИК, которая уже обзавелась названием «антикризисная коалиция», решила не размениваться по мелочам и обратиться в ЦИК с претензиями к самому кандидату в президенты Руслану Рыгованову – мол, своими головами он саботирует избирательный процесс.

 

Рассказывать еще можно не просто на несколько страниц, а на несколько томов, но я перейду к самой сути. Долго несогласные с действиями «анти-кризисной коалиции», включая меня, ломали голову над тем, что же в конечном счете является целью заговорщиков. Думали и о срыве выборов, и о возможной фальсификации, но все, как всегда, вышло до мерзкого прозаично – деньги, мотив старый, как сам мир.

 

Дело в том, что бюджет ОИК №218 превышает три миллиона гривен. Значительную часть этих средств реально нужно потратить, в том числе на закупку канцелярии (но и тут не все так просто, поскольку старую добрую систему откатов еще никто не отменял), транспорт, который перевозит УИК в день получения бюллетеней и после самого голосования с протоколами, бытовая техника и прочее. А вот фонд заработной платы – совсем другое дело. Чтобы понять, о какой сумме идет речь, считайте: 33 члена самой ОВК плюс четверо на платной основе; четыре технических работника (системные администраторы, деловод, бухгалтер); 18 членов на каждой из 77 УИК, из которых по три – на платной основе, плюс по одному техническому работнику.

 

И вот, представьте себе, никто из перечисленных денег так и не получил, а куда они делись – тайна. Бухгалтер рассказывает небылицы о каких-то коллизиях, что якобы деньги есть на казначейском счету, только подтвердить это документально не может. Закончилось это тем, что ряд членов ОИК пишут заявления в полицию, равно как и ограбленные члены участковых избирательных комиссий. Сам я такое заявление уже написал – как в полицию, так и в ГБР. Ждем с нетерпением, когда же откроется правда о небывалом исчезновении бюджетных средств прямо между турами президентских выборов.

 

В заключении хотелось бы лишь отметить, что иной раз искать мотивы происходящего в таких вещах как патриотизм (или чрезмерный патриотизм), высокие идеологические цели, или готовность пойти на все ради своего политического кумира – не стоит. Чтобы понять, что же на самом деле стоит за действиями людей, напротив, нужно опустить глаза пониже к земле, а именно – к деньгам. Идите следом за деньгами, и вы всегда наткнетесь на правду, только вряд ли она окажется лицеприятной.


.

Підпишіться та читайте більше на нашому каналі в Telegram

.
.