Миротворцы: панацея или капитуляция?

В последнее время национальные (и не только) СМИ усиленно культивируют тему введения миротворцев на Донбасс. Все больше и больше политиков мирового масштаба присоединяются к обсуждению их введения.

 

К примеру, введение миротворческой миссии ООН в Донбасс прокомментировал Пэт Кокс — ирландский политик, председатель Европарламента в 2002-2004 годах, руководитель миссии ЕП по реформированию Верховной Рады Украины:

 

«Насколько я могу судить, не имея инсайдерской информации по этому вопросу, если условием России станет присутствие миротворцев из стран, которые не являются членами НАТО, то Финляндия, Швеция, Австрия и Ирландия – не члены Североатлантического Альянса, но члены Европейского Союза. Даже при таком условии можно договориться», – заявил Кокс.

 

Однако практика использования данного инструмента в других конфликтах, подобных Донбассу, свидетельствует лишь о том, что конфликт будет окончательно заморожен. Никогда ранее введение миротворцев ООН не заканчивалось деоккупацией, а лишь напротив, делало ее невозможной.

 

В первую очередь это связано с тем, что миротворческая миссия выступает своеобразным гарантом ненападения любой из сторон на вторую, тем самым исключая возможность освобождения оккупированных территорий.

 

Такой механизм всегда выгоден оккупанту, получающему международные гарантии того, что страна, чьи территории были оккупированы, более не сможет вести наступательно-освободительную борьбу, и это можно наблюдать на всех прецедентах использования миротворцев.

 

 

Так, миротворческие силы организации успели поучаствовать почти в десятке миссий на территории Европы, большая часть которых проходила на территории бывшей Югославии, которая распалась на шесть новых государств и одно частично признанное – Республику Косово.

 

Обратите внимание на использование миротворцев в Грузии, в которой ООН с 1993 года занималась контролем за прекращением огня в продолжающемся с 1989 года конфликте, где Абхазия при поддержке России пыталась выйти из состава Грузии. Миссия ООН, которая направлялась в Абхазию наблюдать за выполнением соглашения про прекращение огня, утратила свою актуальность уже в сентябре 1993-го, когда боевые действия возобновились. После этого миссия миротворцев получила новый мандат наблюдать за прекращением огня и разведением сил и средств сторон в мае 1994 года. Ситуация оставалось относительно стабильной до российско-грузинской войны 2008 года, после которой Россия выступила за сворачивание миссии и в 2009 году миротворцы прекратили свою деятельность в регионе, а цели миссии не были достигнуты – сейчас сепаратистские республики Абхазия и Южная Осетия фактически оккупированы Российской Федерацией.

 

Что касается Югославии, то первоначально почти 40-тысячный контингент ООН вводился для контроля над перемирием между сербами и хорватами во время войны за независимость Хорватии в 1992 году. С марта 1995 года (уже после того, как хорватам удалось в основном остановить сербскую агрессию) семитысячный контингент ООН ввели в страну для контроля за прекращением огня.

 

Босния и Герцеговина с 1992 года увязла в войне на два фронта – против нападения Сербии и против хорватов, столкновения с которыми в 1993 году переросли в полномасштабную войну, которая прекратилась только после давления США на власти Хорватии. В итоге в 94-м обе стороны подписали в Вашингтоне соглашение о Боснийско-Хорватской федерации, а хорваты отказались от своих территориальных претензий.

 

В еще одной стране из числа бывших югославских республик – Македонии, миротворцы находились с 1995 по 1999 год, а тысячный контингент ООН занимался контролем над границей, однако эта миссия так и не увенчалась успехом, а столкновения с албанцами переросли в полномасштабные боевые действия в 2001 году.

 

Косово с момента окончания войны в 1999 году и вывода сербских войск находилось под управлением временной администрации ООН. И этот список можно продолжать вечно, но вы не найдете ни одного, где при помощи миротворцев, территории были деоккупированы-напротив, каждый раз временная оккупация становилась постоянной.

 

Подводя итоги изложенного и учитывая, что инициатива введения миротворцев ООН исходит, в первую очередь, от правительства Украины, то возникает всего лишь один вопрос, но и тот риторический: так какие на самом деле планы в отношении Донбасса у украинской власти?