Прокурорский вуайеризм: с больной головы на здоровую

Общеизвестно, что в Украине существует достаточное, даже огромное количество ведомств и организаций, компетентных заниматься расследованием и выявлением совершенных преступлений, профилактикой, упреждением преступности, воспитательно-профилактической работой в потенциально криминогенной среде.

 

В глазах рябит от обилия специально созданных для этих целей подразделений в силовых ведомствах, призванных заниматься каждый отведенным участком работы по тому или иному направлению, как-то: подразделение «К» СБУ, ветеринарная милиция, милиция по делам несовершеннолетних, ГУБОП МВД и ГУБОП СБУ, милиция по делам общественной морали, транспортная милиция, спецподразделения МВД по предотвращению насилия в семье, речная милиция, служба участковых инспекторов милиции, экспертные учреждения, кинологическая служба, взывотехническая служба, военная контрразведка и департамент контрразведки по предотвращению преступных посягательств на экономику государства, уголовных розыск, «Беркут», «Сокол»

 

Это лишь первые из тех, что навскидку можно вспомнить, подразделения милиции и СБУ, исполняющие те или иные силовые, оперативные и иные функции, без которых невозможно существование государства.

 

Но сегодня мы бы хотели немного обсудить прокуратуру, система которой не менее многочисленна, нежели «силовые» подразделения МВД и СБУ. Прокуратура есть в каждом районе, городе, кроме того, есть межрайонные прокуратуры, природоохранные прокуратуры, транспортные прокуратуры, военные прокуратуры…

 

 

К великому сожалению, прокуратура (при всей сложности ее структуры) превращается в сборище пьяниц, проходимцев и дебоширов (чему на недавнем публичном примере Прокуратуры Подольского района города Киева была свидетелем вся Украина), неспособных даже минимально исполнять свои функции.

 

Жалко сознавать, что ведущую роль в деградации прокуратуры, как системы, получают непосредственные высшие руководители все той же прокуратуры.

 

На днях на официальном сайте Высшего совета юстиции появилось открытое письмо члена Высшего совета юстиции, заместителя Генерального прокурора Украины Рената Кузьмина, в котором автор, обращаясь ни много ни мало, а к самому Президенту Украины, просит навести порядок в судейской сфере, публично сетуя на не в меру обнаглевших судей-коррупционеров и взяточников, избегающих ответственности.

 

В письме приводятся конкретные примеры, когда тот или иной судья, изобличенный (по мнению автора) во взяточничестве или ином проступке уходит от ответственности благодаря корпоративной этике коллег (закрывающих уголовные дела и отменяющих постановления о возбуждении уголовных дел).

 

С общими доводами господина Кузьмина об исключительном уровне наглости судей спорить не будем, полностью разделяя беспокойство автора по этому поводу. Тем более, что мы практически ежедневно пытаемся донести до сведения общественности те или иные примеры судейской коррупции, продажности, заангажированности или банальной некомпетентности.

 

И в связи с этим мы не беремся комментировать сразу же появившееся возражение Верховного Суда Украины (на выдвинутые обвинения в содействии судьям, замаравшим свои мантии). История рассудит спорящих и общество даст свои объективные оценки доводам сторон.

 

Но некоторые доводы открытого письма зампрокурора Кузьмина повергли нас в некоторый шок, чему, собственно, и будет «посвящена» сегодняшняя тема нашего разговора.

 

Невозможно даже предположить, что автор не мог осознавать некоторую абсурдность своих же тезисов и обвинений.

 

Например, в открытом письме весьма живописно рассказывается, что установленная в кабинете председателя Арбузинского районного суда Николаевской области Пампуры скрытая камера зафиксировала свыше ста случаев получения судьей взяток от различных граждан. Более сотни человек, в связи с этим, по мнению Р. Кузьмина, почувствовали на своей шкуре твердую руку специфического «правосудия» такого судьи. Здесь же приводятся примеры, как и другие судьи в том или ином аспекте были обвинены во взятках, но им удалось избежать наказания.

 

А у нас в связи с этим вопрос: что означает использованная автором терминология «скрытая камера»? Ведь мы же находимся не на одноименной телепередаче развлекательного толка, где скрытая камера снимает раздевающихся девиц и разные «приколы», возникающие в связи с этим и которые по мнению телевизионных продюсеров потешают публику.

 

Представим себе, что правоохранительные органы получили информацию о преступной деятельности того или иного судьи (например, этого же, упомянутого), оформили все документы на видеосьемку, прослушку и пр. и всеми правдами и неправдами установили всю эту машинерию в кабинете судьи с целью фиксации события преступления и изобличения виновного.

 

Сразу заметим, что участие в подобных мероприятиях прокуратуры (одним из первых руководителей которой является Р. Кузьмин) является обязательным, потому как согласно уголовно-процессуального закона (ст. 112 УПК Украины) прокуратура самолично обязана расследовать сверхтяжкие и должностные преступления.

 

Но ведь почему-то до сих пор никому в голову не пришло то естественное обстоятельство, что даже просто принять свыше ста человек (и взяточников и не взяточников) требует огромного промежутка времени, как минимум нескольких дней.

 

Даже просто поздороваться, пообщаться, выяснить суть проблемы с одним посетителем (независимо от его статуса) – это занимает от нескольких минут до нескольких часов. За день судье, с расписанными делами, кучей текущих моментов (подписать и расписать почту, провести заседание (заслушать стороны, свидетелей и пр.) дать указания секретарям и помощникам, пообедать, покурить, попить чаю, пообщаться по телефону и пр.) можно принять (кто знает технологию посещений судов) никак не более пяти-десяти человек.

 

И не каждый из них взяточник, 90% посетителей – непривелегированные категории, взяток не предлагающие и лишь занимающие драгоценное время и отрывающие от заработка. Но даже по-быстрому вежливо выпроводить таких посетителей – надо время, все те же, как минимум, несколько минут, а за дверью очередь таких же, постоянно заглядывающих в кабинет («нам только спросить», «мы только узнать хотим» и пр…). В такой нервной обстановке никакой взяткодатель-посетитель и взяточник-судья «работать» (то есть, передавать-получать деньги) не захотят, эти дела надо решать или утром или вечером, без наплыва посетителей и нескромных глаз. Итак, даже при крупном везении судьи, к нему на прием пожалуют два-три взяткодателя (от силы) в день, и это в лучшем случае.

 

Потому, по самым скромным подсчетам, «обслужить» такой поток взяткодателей (только встретившись и получив деньги, без рассмотрения дел) возможно в течении не одного месяца. А ведь еще надо рассмотреть дела, «отработав» полученное – а на это уйдут уже несколько месяцев.

 

И теперь представляем ситуацию: табун оперативников, экспертов, специалистов по техническому обслуживанию средств наблюдения, прокуроров, находясь в некотором удалении от суда, с огромным интересом наблюдают, как судья получает взятки от посетителей, которых, если верить письму, «нарисовалось» свыше сотни.

 

При чем, по каждому делу, где судья получил взятку, даже были свои пострадавшие от таких действий, то есть сторона, не в пользу которой вынесено решение (так утверждает автор открытого письма).

 

Да ведь «Дом-2» быстрее можно было снять!

 

Риторический вопрос к автору открытого письма: господин Кузьмин, у Вас в ведомстве что, крайние тугодумы или исключительные по своей тупоголовости бараны, раз они на протяжении нескольких месяцев пассивно (самый подходящий термин, особенно в известной ассоциации) наблюдали за совершение судьей свыше сотни эпизодов преступления, не делая даже попыток пресечь и задержать с поличным?

 

Ладно, не успели с первого раза (камера зафиксировала, что деньги судья быстро взял и спрятал, пока думали, советовались, бежали к суду – судья ушел домой), но ведь можно было «подсуетиться» на второй, третий, десятый эпизод, в конце концов.

 

Вы только подумайте, какой бред Вы пишете, господин Кузьмин! После такого Вам впору с Вашими хозяевами и высшими «боссами» нужно немедленно подавать в отставку, а вся следственно-оперативная группа, безнаказанно и отвлеченно снимавшая это «реалити-шоу», подлежит водворению в тюрьму, сразу в общество «петухов» (даже те научат надлежащей скорости реагирования и навыкам оперативно-следственной работы)…

 

Это все равно, что высокий прокурорский или милицейский чиновник, например, заявит следующее: «мы зафиксировали на скрытую видеокамеру свыше ста случаев, когда маньяк N изощренно подстерегал одиноких женщин в темном парке, медленно насиловал всеми известным способами, после чего медленно расчленял, части тела разносил по округе и заметал следы. Однако, по вине подкупленных (что также зафиксировала наша скрытая камера) подлецов-судей, изобличенному нами маньяку удалось избежать наказания и он продолжает гулять на свободе…».

 

Кто в таком случае больше виноват – доблестные прокуроры, все снимающие на камеру в различных ракурсах, или маньяк на пару с судьями?

 

Здесь же в письме, в конце второй страницы упомянут судья Дзержинского суда Тюрин, на протяжении (вдумайтесь!) 2006-2007 годов получивший взяток на сумму свыше 45 тысяч гривен при чем, как уточняется, по уголовным и даже административным делам…

 

Два года судья брал взятки, выносил неправильные решения, естественно «отрабатывая» полученное (это же люди страдали, у кого-то квартиру забрали, землю, деньги безосновательно взыскали, прав лишили и пр.), а прокуратура наблюдала, авось, ждала, что судья поделится, или налоги заплатит, или одумается…

 

Прямо не прокуратура, а сборище вуаеристов каких-то, к тому же страдающих комплексами непризнанных режиссеров-постановщиков разного рода «реалити шоу».

 

Михаил Поплавский с ног сбился, разыскивая желающих изучать режиссуру шоу-программ в Институте культуры, соответсвтующая реклама по телевизору всех уже «задолбала», а здесь такие талантища пропадают… Вот где искать надо молодые (и не только) «таланты», через год-второй можно и на «Оскар» рассчитывать…

 

Ладно, в написанный Ренатом Кузьминым бред может поверить (попутно эмоционально проникнувшись животрепещущими эпизодами) адресат открытого письма – Президент Украины Виктор Ющенко, но ведь есть же люди, как минимум в силу профессиональных особенностей понимающие смысл написанного и могущие несколько развить свою фантазию, дабы понять грубейшие несоответствия.

 

Их этой же серии второй из многочисленных случаев судейского беспредела, описанных в открытом письме: судья Макаровского районного суда Киевской Дзюба осудила несовершеннолетнего по преступлению, за которое еще не наступил возраст, с которого возможна ответственность. Осужденный подросток провел в заключении аж 14 месяцев.

 

Но, господин Кузьмин, уж кому, как не Вам знать, что та же ст. 112 УПК Украины четко пишет, что по делам, где в качестве подозреваемых (обвиняемых) фигурируют несовершеннолетние, предварительное следствие ведут органы прокуратуры. Они же передают материалы в суд и уж тем более, осуществляют еще одну функцию: поддерживают обвинение, выступая от имени государства и доказывая суду, что виновный заслуживает наказания. Органы прокуратуры, кроме того, осуществляют надзор за содержанием заключенных в местах ограничения свободы. И представление на предварительное задержание до суда также поддерживается прокуратурой. Срок предварительного следствия длится два месяца, продолжается предварительное следствие с кучей формальностей, и тоже не без активного участия прокуратуры.

 

До того, как дело дойдет до суда, даже при самых благоприятных стечениях событий (виновный все признает, все свидетели и потерпевшие опрошены, проведены экспертизы, собраны справки и характеристики, запросы о судимостях и пр.) проходит не одна неделя.

 

Скажите, господин Кузьмин, что заставляло следователя прокуратуры возбуждать дело против несовершеннолетнего, по обвинению в преступлении, за которое еще не наступила ответственность? Почему прокуратура (контролирующая ход всех видов предварительного следствия) не закрыла дело в процессе следствия? Почему прокуратура подписала обвинительное заключение и передала дело в суд? Почему, в конце концов прокурор не отказался от обвинения в судебном заседании, что (равно как и все предыдущие действия) влечет немедленное освобождение задержанного (которому не пришлось бы «париться» безосновательно 14 месяцев в тюрьме)?

 

Ни на одном из этих этапов роли суда практически нету никакой, однако, заместитель генерального прокурора очень ловко переложил вину своего ведомства на «судей-подонков» (цитата из любимого Кузьмину Данилыча), и не только переложил, но и даже обвинил судей в том, в чем они уж никак не могли быть виноваты.

 

Кстати, на этом примере можно иллюстрировать практически всю современную систему обвинения, ставленником которой является Кузьмин, а также его хозяева и прихвостни.

 

Если уж на судей нашему бравому прокурору столько ловко и безнаказанно удается «катить бочку» (бредовыми «побрехеньками» вводя в заблуждение главу государства), то уж что говорить о простых людях, где, например, даже сбитого пьяным водителем на переходе пешехода той же прокуратуре можно обвинить в порче автомобиля и попытке скрыться с места происшествия.

 

И остальные случаи, описанные Кузьминым из той же серии: например, рассказывая, что некий судья Крюковский из Каховского суда, в состоянии алкогольного опьянения начал стрельбу по родственникам из автомата Калашникова, за которым (автоматом) тянется уголовный след еще из 1994 года… Кузьмин, намекая на уголовные связи судьи ставит вопрос: а где судья добыл этот автомат?

 

Господин Кузьмин, хочется ненавязчиво напомнить Вам, что если автомат был «засвечен» в разборках еще в 1994 году, то именно задача прокуратуры была расследовать упомянутое преступление и изъять злосчастный автомат из гражданского оборота (в виде вещественного доказательства, водворив стрелявших под стражу) еще 14 лет назад, а не невинно и глупо ставить эти вопросы сейчас, сваливая свои грехи «на невістку».

 

Письмо Рената Кузьмина еще раз убедило меня в одном (позволю себе говорить откровенно, как практикующий юрист): совершенно бессмысленно давать взятки прокурорам, какие бы должности они не занимали и что бы не обещали.

 

По одной простой причине: полученные деньги прокуроры не отработают.

 

Если судьи (согласно письма) еще что-то за взятки худо-бедно делают, то уж прокуроры, кроме написания писем, достойных для озвучивания на «Камеди Клабе» (или на худой конец, иллюстрировать лекции по психиатрии на предмет «клиническая картина параноидальной шизофрении, отягощенной манией преследования») никакими способностями и возможностями не обладают, и полностью дискредитировали себя, как явление, превратившись в клоунов и жалких шутов.