“Собачье дело” в Киеве

Как Окружной административный суд города Киева рассматривал иск о признании недействительным решение Киевсовета об ОСВ. Дело сразу получило название «собачье».

 


 

Бродячие собаки в Украине представляют серьезнейшую проблему экологического, социального, материального и инфраструктурного характера.

 

Во всем цивилизованном мире нахождение на улицах бродячих (безнадзорных) домашних животных является недопустимым по многим соображениям. Украина – не исключение. И ст. 24 Закона Украины «О защите животных от жестокого обращения» предусматривает безусловный отлов (устранение) с улиц городов любых домашних животных (прежде всего собак), не имеющих в непосредственной близости хозяина.

 

Не так давно мы частично коснулись этой проблемы в материале Собачья моча – новый источник дохода. Учитывая ее крайний интерес для читателей, особенно в части анализа откровенного мракобесия киевской мэрии, вполне серьезно рассуждающей о пользе собачьих экскрементов для народа, – продолжим наше увлекательное расследование.

 

При программе ОСВ бездомные животные будут существовать всегда

 

Итак, напомним, считается (почему «считается» – об этом чуть ниже) в Киеве в отношении бездомных животных действует программа ОСВ (Отлов-стерилизация-возврат в место вылова). Единственной целью этой программы является создание ситуации, при которой бездомные животные будут существовать всегда. Тем самым, будет создана постоянно существующая база «дерибана» денег.

 

Программа предусматривает возврат отловленных собак с удивительной формулировкой: «под ответственность опекунов». Что это за ответственность и как она может передаваться – обсудим в дальнейшем, и не единожды.

 

На выходе будет лишь один результат: стаи одичавших собак во всех дворах, парках, скверах, детских площадках, стадионах, возле школ и больниц с сотнями покусанных и тысячами зараженных опаснейшими инфекциями людей.

 

«Зоозащитники» плодами своего воспаленного творчества, с описанием злоключений и квестов по поимке собак в теплотрассах с привлечением своих детей будут при этом радовать публику. Попутно они будут заставлять обливаться слезами психиатров, сожалеющих о том, что огромное количество потенциальных пациентов страдает без надлежащей психиатрической помощи.

 

Мы решили противостоять беспределу киевских властей и привести состояние нормативных актов мэрии в соответствие с европейскими стандартами. Ни в одной европейской стране не практикуются такие затратные и неэффективные глупости, как отлов собак, их стерилизация и выпуск на улицы – обратно. Причина отсутствия в Европе (и во всем цивилизованном мире) подобной практики поясняется лишь одним: цивилизованный мир не склонен дерибанить бюджетные деньги под видом совершения действий, которые похожи на изощренные полурелигиозные ритуалы и детские игры в прятки, где важен сам процесс и занятость, а не результат.

 

«Собачье дело» рассматривал Окружной админсуд Киева

 

Для этих целей был подан иск в Окружной административный суд города Киева с требованием признать недействительным решение Киевсовета об ОСВ. Дело сразу получило название «собачье». И по результату его рассмотрения были постановлены ряд изумительных по своей красоте процессуальных документов.

 

В иске было отказано. Вообще, в «бытовой» терминологии отказ истцу в иске означает, что дело «проиграно», но только не в этом случае. Хороший юрист может выиграть дело, процессуально проиграв его. Кто-то из великих полководцев когда-то сказал «проиграть сражение – иногда означает выиграть войну». И это именно тот случай.

 

Отказ в иске был мотивирован тем, что Решение Киевсовета об введении ОСВ в Киеве не вступило в законную силу. Оно не было опубликовано. По этому поводу суд постановил частное определение. Таковой документ выносится, если судом обнаружены исключительные и существенные нарушения, даже «тянущие» на криминал.

 

Частное определение суда

 

Собачье дело в Окружном админсудеРешение Окружного административного суда КиеваСобачье дело, частное определение суда

 

Кроме того, что решение по ОСВ не вступило в силу (рекомендуем юристам-практиками использовать этот момент в аналогичных спорах, ибо Киевсовет публикует менее половины решений, считая, что газету «Крещатик» лучше использовать не для выполнения требований закона о донесении до народа смысла и содержания своих актов, а для рекламных объявлений и панегириков «начинаниям власти»), суд отметил, что процедура передачи (возврата) беспризорных собак т. н. опекунам, психическое здоровье которых под большим вопросом, не несет никакой смысловой и правовой нагрузки. Ибо правовая категория «ответственность», как таковая, не может передаваться третьим лицам, а в данном случае – никому.

 

Как установил суд, Киевсовет попытался реализовать старую формулу – «и рыбку съесть, и на трамвае покататься». Киевсовет решил переложить ответственность с себя на умалишенных старух, разводящих во дворах и на детских площадках помойки под видом кормежки одичавших собак протухшими продуктами. Иными словами, был избран «козел отпущения». Если быть точным, то безликое и безответственное по определению стадо «баранов отпущения» в углубленной стадии старческого маразма.

 

Но учитывая то, что нормативный акт ничтожен (не вступил в действие) – то это означает, что его не существует в принципе. И предмет спора, как таковой, отсутствует, а потому иск удовлетворить невозможно в принципе.

 

Программа ОСВ в Киеве не действует

 

Итак, программа ОСВ (читайте – «дерибан бюджета на бездомных собаках») в Киеве не действует.

 

Однако, подобное (для профанов – «выиграшное») решение оказалось для Киевсовета (и его чиновников – любителей собачьей мочи наравне с деньгами) катастрофическим. И вот почему: Киевсовет ведь искренне полагал, что решение вступило в силу. Там считали, что программу ОСВ можно реализовывать и осуществлять. И уже чиновники успели слямзить (официально – освоить) не один миллион гривен. Помогать этому увлекательному процессу в Киеве взялись даже несколько субъектов, которых профессор Преображенский из «Собачьего сердца» весьма правильно назвал «иностранными оборванцами». А тут внезапно оказалось, что деньги потрачены безо всяких оснований, по «собачьей бумаге» неполноценного формата и содержания.

 

Златолюбивыми но неудачливыми проходимцами из мэрии уже вовсю занимаются налоговая служба, финансовая служба (бывшее КРУ) и прокуратура (о результатах, которые помогло вскрыть наше «собачье дело», мы сообщим позже). Но уже сейчас понятно, что экспериментировать с беспризорными животными на улицах и затягивать решение проблемы – преступно по отношению к своему народу.

 

Бешенство и лептоспироз не делают различия между «опекуном» – одинокой пожилой женщиной, которой, исходя из уровня ее умственного развития простительно не знать основ гигиены и паразитологии, и депутатом Верховной Рады Украины, министром или чиновником мэрии, разглагольствующими о гуманизме в надежде запустить руку в бюджет по «собачьей программе».

 

Времена зоопсихоза, пик которого приходился на лето текущего года, когда десятки неуравновешенных личностей, именуемых себя зоозащитниками, размахивали плакатами, изображающими сцены умерщвления собак на улицах (и при этом требовали дальнейшего содержания этих же собак на тех же «опасных» улицах) прошли. Пришло время реального гуманизма, ставящее приоритетом человека и его потребности, безопасность, жизнь и здоровье, и не допускающее нахождение беспризорных опасных животных на улицах мегаполисов.

 

Реальный гуманизм – это заодно трезвое и взвешенное расходование бюджетных средств на решение, а не на бесконечное «решание» проблемы комплексной безопасности на улицах мегаполисов.