Честь судейской мантии – превыше закона?

Почему суды всеми способами избегают пересмотра приговоров прошлых лет и массово выносят определения об отказе в открытии производства? Как оказалось, в кругах судей не принято ворошить прошлое и вытаскивать старые ошибки, ибо честь судейской мантии для некоторых судей важнее всех законов, вместе взятых. 

 


 

Сначала суд в упор «не замечает» фальсификации результатов экспертизы

 

Приветствую всех вас, уважаемые читатели моей рубрики. Ранее я описывал процесс судебного рассмотрения моего заявления по вновь открывшимся обстоятельствам дела, которое рассматривалось в Артемовском (ныне – Бахмутском) горрайонном суде Донецкой области. Напомню, речь шла о сфабрикованных результатах судебно-медицинской экспертизы.

 

Судьи приняли решение отказать в удовлетворении моего заявления по вновь открывшимся обстоятельствам дела. Они они не усмотрели нарушений законности и считают, что судом апелляционной инстанции и Верховным Судом все материалы были исследованы в полной мере, а приговор, по мнению суда, вынесен обосновано.

 

В том, что судьи увидели те факты и копии документов, которые были предоставлены мною, я не сомневаюсь. Судьи увидели как нарушения, так и противоречия в доказательствах. Но все равно они приняли решение об отказе в пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Тем не менее, факт остается фактом: некоторые материалы уголовного дела 29-25566 отсутствуют.

 

Так вот, 20.08.2020 г. состоялось очередное судебное заседание, в котором была рассмотрена моя апелляционная жалоба на определение суда первой инстанции. Сам судебный процесс мне напомнил те былые дни 2003 – 2005 годов, которые запомнились как времена судейского беспредела. С самого начала заседания чувствовалась предвзятость со стороны председательствующего (судья Ковалюмнус Е.Л.).

 

Нарушения, допущенные судом первой инстанции

 

Тем не менее, я выстроил свою позицию и стал поддерживать доводы, изложенные в апелляционной жалобе. Я подробно перечислил, какие  нарушения были допущены судом первой инстанции. А именно, изначально были нарушены мои процессуальные права, а также нормы материального и процессуального права – ч. 2 ст. 464 УПК Украины. Данная норма предусматривает, что не позже, чем один день, то есть на следующий день после поступления заявления в суд, судья проверяет его соответствие требованиям ст. 462 УПК Украины и решает вопрос об открытии производства по делу.

 

Частью 4 ст. 464 УПК Украины определено, что судья, открыв производство, направляет участникам судебного процесса копии определения об открытии производства, в котором указывает дату и время рассмотрения, адрес суда, в котором должно состояться заседание. А эта обязанность судом первой инстанции была проигнорирована, что и повлекло за собой нарушение норм ч.ч. 2, 4 ст. 464 УПК Украины.

 

Кроме того, было проигнорировано мое ходатайство, поданное в соответствии с п. 3.9 ч. 1 ст. 31 УПК Украины о рассмотрении моего заявления самим судом присяжных.

 

Причины отказа в удовлетворении заявления об отводе прокурора

 

Далее мною было заявлено ходатайство об отводе прокурора Баздарева С.Н. на том основании, что данное лицо не имеет полномочий на то, чтобы представлять орган областной прокуратуры Донецкой области. При прочих равных условиях, прокурор обязан был поддержать мое ходатайство. Однако его и прокурор, и суд проигнорировали. Тем самым прокурор Баздарев С.Н. проигнорировал не только мое ходатайство, но и приказ Генерального прокурора Украины от 28.03.2019 г. за № 51. В упомянутом приказе четко определено, что суд обязан был обеспечить мои права и легитимность суда путем замены органа прокуратуры, т.к. он не наделен был полномочиями  прокурора, принимающего участие в производстве (а это – государственный обвинитель, прокурор отдела участия прокуроров в уголовном судопроизводстве прокуратуры Донецкой области).

 

Приказ ГПУ является подзаконным нормативно-правовым актом, обязательным к исполнению всеми сотрудниками органов прокуратуры. Прокурор обязан был сам заявить самоотвод, ссылаясь на данный приказ вышестоящего органа прокуратуры. Он этого, конечно же, не сделал. Таким образом, поскольку самоотвод прокурором заявлен не был, есть все основания говорить о том, что судебное рассмотрение осуществлялось нелегитимным составом стороны обвинения.

 

Судом первой инстанции также не были в полной мере выполнены все процессуальные действия. А именно, не в полной мере и объеме были изучены материалы дела, не были доставлены в суд все участники уголовного процесса, не говоря уже о свидетелях и о судмедэксперте, чье заключение и было предметом обжалования.

 

Суд внезапно решил объединить заявления

 

И, пожалуй, самым невероятным в этом судебном рассмотрении было то, что в нем, как оказалось, рассматривалось не одно мое заявления, а почему-то два. При этом судья Дубовик Р.Е. даже не уведомил меня и моего адвоката о том, что поданные мною заявления были объединены. Учитывая то, что свою позицию защиты я выстроил, исходя из одного только заявления,  т.к. о втором речь не шла вообще, только после подачи апелляционной жалобы выяснился факт объединения двух заявлений.

 

Определение суда страница 1

Защита чести судейской мантии

Определение суда страница 3

Определение суда страница 4

Честь судейской мантии превыше закона

 

В начале судебного заседания судья даже не упомянул о том, что мои заявления объединяются в одном производстве и будут рассматриваться по сути сразу, в одном заседании. О нарушении норм УПК Украины я уже сказал выше. А кроме того, были нарушены и нормы ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, т.к. мои возможности реализовать право на защиту были существенно сужены. А о праве н справедливый суд и говорить не приходится.

 

Суд апелляционной инстанции снова игнорирует все нарушения

 

Итак, суд апелляционной инстанции рассмотрел мою жалобу. И, естественно, суд проигнорировал все описанные мною выше нарушения. А прокурор Горобец О.В., принимающий участие в заседании, вообще вел себя отстраненно. Постоянно подтирая свое лицо, прокурор не отрываясь смотрел только в свой телефон. Он был всецело поглощен чтением каких-то новостей, а может, соцсетей. Отвелекшись ненадолго от телефона, мою апелляционную жалобу он отклонил, не приняв во внимание ни единого довода, включая и требования вышеупомянутого приказа ГПУ.

 

Во время моего выступления судья меня неоднократно приостанавливала, когда я зачитывал нарушения, допущенные судом первой инстанции. Судья говорила, что они отлично знают кодексы.

 

– Ваша честь, – ответил я, – как же я могу разъяснить суть нарушений, допущенных судом первой инстанции, если вы мне не даете до конца высказать сваю позицию и дать привести доказательства нарушения норм Уголовного процессуального кодекса?..

 

Тогда судья умерила свой нравоучительный тон и продолжила выслушивать маю позицию. Я высказал все, что накопилось на душе. Да и все происходящее в этом судебном заседании в очередной раз укрепило мое разочарование в справедливом суде и недоверие к органам прокуратуры Донецкой области.

 

В итоге, по всем заявлениям, поданным мною в порядке ст. 459 УПК Украины судьи Бахмутского горрайонного суда Донецкой области приняли решение об отказе в их рассмотрении. Вообще согласно закону, судьи должны были заранее проанализировать заявления и установить наличние или отсутствие оснований для открытия производства по делу. Поскольку этого сделано не было, тем самым судьи нарушили требования УПК Украины.

 

Предвзятость судей или все же честь мантии?

 

Становится вполне очевидным тот факт, что суды первой и апелляционной инстанции, проявляя предвзятость лично ко мне и принимая несправедливые решения по моим заявлениям, оказывают своеобразную «поддержку» органам прокуратуры, то есть принимая сторону обвинения. Суд должен оставаться независимым, иначе теряется весь смысл состязательности процесса. Когда же суд становиться на сторону обвинения, стремясь «защитить» пресловутую честь мундира (судейской мантии) когда «закрывает глаза» на грубые нарушения представителей прокуратуры – такие действия недопустимы.

 

Я, в свою очередь, вынужден констатировать, что такими решениями суд усиливает недоверие к судебной системе в целом. Да и к органам прокуратуры, впрочем, тоже. С 2003 года по моим заявлениям не было принято ни одного справедливого решения, которое можно было бы считать, хотя бы условно, – объективным.

 

Поэтому, мои дорогие читатели, я продолжаю бороться с системой, прогнившей изнутри. Вот уже несколько лет в нашей стране продолжаются реформы судебных и правоохранительных органов, но изменений к лучшему не наблюдается. И это при том, что количество выигранных исков против украинских судов остается высоким, а государство регулярно выплачивает компенсации из бюджета за судебные ошибки. Выходит, если судьи, допустившие нарушения, не несут за это ответственности, то это создает условия для дальнейшей безнаказанности.

 

И вот, я получил полный текст определения Апеляционного суда Донецкой области от 20.08.2020 г. № 219/405/19 (производство № 11-кп/804/967/20). Выше вы уже могли ознакомиться с этим документом.

 

В определении суд не привел моих доводов о том, что оба мои ходатайства были проигнорированы судом первой инстанции. Также суд цитирует норму ч. 2 ст. 459 УПК Украины с разъяснениями и ссылается на то, что фальсификация экспертизы не является основанием для пересмотра дела по факту вновь открывшимся обстоятельствам. Напомню, сам факт фальсификации экспертного заключения подтвержден документально. Однако это обстоятельство не было рассмотрено судом в 2004г., как того требовал УПК (1960 г.), действовавший на то время.

 

По мнению суда, мои доводы о необходимости вызова в суд моих соучастников по делу, эксперта и других участников дела являются несостоятельными, поскольку указанные лица давали пояснения во время рассмотрения дела Апелляционным судом Донецкой области в 2004 г.

 

До 2012-го в судах массово «раздавали» приговоры о пожизненном лишении свободы

 

Отдельно я хотел бы отметить, что при рассмотрении моего дела и Апелляционным судом Донецкой области, и Верховным Судом мои права защищал и представлял адвокат. Он не принимал участия в рассмотрении кассационной жалобы, что является грубейшим нарушением норм ст. 45 УПК Украины (1960 г.) и п. «С» ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод.

 

Как многие знают, был в нашей стране один период, начиная с 2000 г., который затянулся до 2012-го (до принятия нового УПК Украины). Так вот, тогда наказания в виде пожизненного лишения свободы назначали массово. Суды «раздавали» их буквально направо и налево, с грубейшими нарушениями. А теперь в кругах судей не принято ворошить прошлое и вытаскивать старые ошибки, ибо нужно заботиться о чести судейской мантии, что важнее всех законов, ратифицированных конвенции и прочего.

 

По этой причине судьи в Украине не готовы признавать тот факт, что подавляющее большинство осужденных к пожизненному лишению свободы находятся в местах лишения свободы незаконно. В основном, это люди, получившие приговоры за чужие преступления.

 

Но мы надежды не теряем, продолжая верить в то, что справедливость восторжествует. Поэтому я тоже буду делать все, что в моих силах, добиваясь пересмотра дела. Пусть это будет сложно, но мое дело может стать переломным моментом, после которого ситуация начнет меняться. Ведь все мы хотим, чтобы в нашей стране суды принимали справедливые решения, а времена беспредела навсегда отошли в прошлое.

 

В частности, я теперь надеюсь на то, что маю кассационную жалобу рассмотрит Верховный Суд, и что он вынесет справедливое решение, отменив незаконные определения судов первой и второй инстанций.

 

Я не прощаюсь, а всего лишь говорю вам – до встречи. Всех вам благ и крепкого здравия.

 

С уважением,

Раймонд