Комендантское время для детей

Вариантов установления как возрастного так и временного ценза великое множество, начиная от предложения запретить лицам моложе 14 лет находится на улице без сопровождения взрослых с 22 часов до 5 часов и заканчивая попытками запрета подросткам возрастом до 16 лет находится вне дома (включая улицу, кафе, кинотеатры, компьютерные клубы и пр.) с 21 часа до 6 часов.

Особенно неймется в этом вопросе милиции, утверждающей, что в результате нововведений в разы уменьшится уровень как детской преступности (преступления, совершаемые детьми (подростками) так и уровень преступности, направленной против детей.

Нарушителей запрета (родителей) грозятся карать рублем (штрафами), исполнителем данных новаций пытаются назначить родную милицию.

Эксперименты, если брать во внимание сообщения в СМИ начаты (планируются) во Львовской, Житомирской, Харьковской, Николаевской областях, иногда экспериментаторский зуд возникает у местечковых (поселковых, сельских) доморощенных нормотворцев.

Трезво глядя на вещи, откровенно заметим – более нелепого и изощренного бреда, нежели предполагаемые нововведения, и представить невозможно. Попытки нормотворчества подобного рода не только социально опасны, но и явно преступны, и их реализация безусловно приведет как раз к диаметрально противоположному результату, что очевидно для всякого здравомыслящего человека.

Благими намерениями вымощена дорога в Ад – это именно тот самый случай.

Прежде всего никто не будет отрицать, что и преступления против детей и преступления с участием детей (далее для простоты изложения будем обобщенно называть эти явления «подростковая преступность») никоим образом не зависит от временного промежутка (светлого или темного времени суток). Преступность не имеет выходных. Она стабильна и постоянна. Если и существуют некие временные промежутки активности и спада преступных действий, то они связаны с общими биоритмами всех людей. Более того, естественно, что в ночное время общий уровень преступных действий значительно ниже, нежели в дневное время, то есть, большинство преступлений совершается во время наибольшей биологический и социальной активности людей – днем. Однако, это не дает оснований утверждать, что для предотвращения преступных посягательств следует ограничить появление всех людей в публичных местах в дневное время (дабы всем было спокойно). Сотрудники правоохранительных органов не дадут соврать: подавляющее большинство преступлений совершается именно днем, в светлое время суток, ночь с этой точки зрения более «безопасна».

Во-вторых, уровень преступности объективно зависит от уровня развития общества и имеет обратно пропорциональную тенденцию (зависимость) от благосостояния общества (а также способности правоохранительных органов своевременно выявлять и пресекать преступные проявления). Опять же, ночь и день не имеет никакого влияния на уровень преступности. Голод, холод, бедность не имеют выходных и не отдыхают. Это тоже очевидно любому здравомыслящему человеку.

Попытки обвинить темное время суток в криминогенном характере – то же самое, что обвинить скользкую дорогу и водку в совершении ДТП, нежели водителя, доведшего себя до непотребного состояния и не могущего справится с управлением. Времена года (и времена суток) не бывают виновны.

Вообще, вина (по классическому научному «юридическому» определению – психологическое отношение разумного человека к содеянному). Вина – специфическое свойство и проявление психики (высшей способности активного отражения реальности, совокупности душевных процессов и явлений). День, ночь, погода, оружие, предметы, не имеют психики, не являются хорошими либо плохими, добрыми либо злыми и потому не могут быть виновны, запрещены либо ограничены. Человек – мера всех вещей. Автору этого высказывания, Пифагору, нету оснований не доверять.

Милиция, ратующая за подобные нововведения, безответственно пытается сложить с себя ответственность, обвинив в наличии преступных проявлений не себя, а кого угодно: ночь, темноту, детей, нерадивых родителей, компьютерные клубы, самих потерпевших, видя в их поведении корень зла и излишне извращенно толкуя поговорку «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Несмотря на некоторую разумность высказывания – заметим, что все же, оно не является абсолютным.

Однако, это была глубокая и высокая теория, обосновывающая бредовость «комендантских» устремлений милиции и чинуш на местах, преступность и ничтожность нововведений доказывается и другими, более прозаичными и приземленными вещами.

Итак, прежде всего давайте слегка спрогнозируем, какие дети задержатся допоздна на улице. Утрировано, таких будет две категории – либо (первая категория) из т. н. неблагополучных семей (беспризорные), для которых дома, в компании вечно пьяного отчима и «убитой» на трех работах матери на фоне пошарпанных стен хуже, нежели в подвале в компании сверстников либо на той же улице, либо (вторая категория) дети из среднестатистических семей, задержавшихся чуть дольше обычного в кино, том же компьютерном клубе, праздновании дня рождения, спортивной секции.

Очевидно, что первой (неблагополучной) категории все «предъявы» по поводу комендантского времени глубоко до одного места и не будут иметь ровно никакого влияния и желаемого эффекта. Дети такой категории за свою недолгую жизнь прошли столько передряг, которые «законодатели» из поселковых советов не видели даже в фильмах. Ни ночью ни комендантским временем их не испугаешь. Пьяный отчим, голод, холод – страшнее рассказов сердобольных тетенек о вреде позднего времени и подстерегающих опасностях.

За нарушение предполагается штраф родителям (к этой теме еще вернемся) – вообще круто. Можно только представить эмоциональную глубину реакции родителя, узнавшего, что за «этого малого стервеца, который лазит ночью черт знает где» нужно расплатится штрафом, эквивалентному нескольким бутылкам водки.

Последовательный воспитательно-профилактический момент в отношении заявившегося «стервеца» со стороны родительского ремня/кулака/ножки от стула будет реализован немедленно, при чем, на радость озабоченным ночным временем «законотворцам», с полным соблюдением законности, не на «плохой» улице темной ночью, а в домашних, «порядочных» условиях. Все красиво, закон соблюден, на улицах никто не ходит, и преступности нету, не так ли?

Хорошо, если «воспитание» обойдется только побоями, а если кроме них с родителей, той же «заработанной» матери с ее скудной зарплаты (непросыхающий отчим о штрафе забудет спустя полчаса) будет взыскан упомянутый штраф? Собирала ребенку на теплые ботинки к зиме – и деньги забрали, все довольны. Дите тем более не будет шастать по улицам, а уж если и окажется в «просящих каши» летних туфельках – будет бежать в родной дом изо всех сил, даже не из боязни комендантского часа, а холода.

Результат «законотворчества» и с этой позиции достигнут, молодцы, так держать.

Возьмем гипотетическую вторую категорию детей, нарушивших комендантское время. Фильм шел чуть дольше обычного, соревнование в спортшколе затянулось, не было маршруток, 14-летний подросток спешит домой – и тут раз, дядьки в серой форме с погонами пакуют подростка в «воронок» и объявляют преступником за десятиминутное нарушение «режима гетто»…

Стресс ребенку обеспечен как минимум. Из «плюсов» (точнее, «плюс» к тому же) – тот же штраф родителям (семья может и более благополучная, нежели первая категория, но все же, отцу-работяге и матери-продавцу) от этого не легче, деньги все равно надо от семьи отрывать, неся, так сказать, наказание за то, что после рабочего дня не успели встретить чадо на остановке…

Во второй раз, ребенок, дабы не оказаться в плену «серых друзей» либо вообще не пойдет заниматься в спортсекцию (которую еще поискать надо, ведь местечковые депутаты не желают заниматься подобными вещами, требующими ресурсов и усилий, ведь значительно проще подмахнуть бумаженцию о комендантском времени), либо, останется ночевать у сомнительных друзей (а то и в подвале с бутылкой портвейна) или излишне доброго дяденьки-прохожего, предложившего смазливому мальчику приют у себя дома… Ночные улицы чисты, все спокойно, все довольны, особенно содержатели притонов и педофилы, которым дети будут доверять больше и чувствовать с которыми спокойнее, нежели с родной рабоче-крестьянской милицией и жаждущими иллюзорного комендантского порядка «законодателями местного разлива».

Вернемся к штрафам и вообще правомерности подобной деятельности.

Не устанем повторять в очередной раз – Украина унитарное (единое) государство с централизованным законодательством (весьма, кстати, неплохим). Это означает, что на всей территории Украины действует единый правовой порядок, режим передвижения, система наказаний и взысканий, принципы привлечения к ответственности, налоговая система, система организации органов государственной власти.

Это означает, что и в Житомире, и в Донецке, и во Львове и в Крыму ЕДИНЫЕ правила поведения людей и организации правоприменительных механизмов. Языком юристов это называется суверенитет и это один из признаков государства, вообще. Не могут органы власти Житомирской области, например, установить свои отличные от остальной территории правила продажи наркотиков (разрешив свободную продажу героина и ЛСД), не могут власти Донецкого региона разрешить свободную продажу крупнокалиберных пулеметов и гранат, не могут власти Крыма отменить уголовную ответственность за педофилию и объявить регион свободным от предрассудков, не могут власти Львова признать национальной валютой монгольские тугрики, начать проповедовать идеологию нацизма и установить время нахождения детей на улице и тем более – наказание за их несоблюдение.

Точнее, могут (бумага все стерпит, дураку закон не писан) – но подобные вещи будут именоваться сепаратизмом, превышением полномочий, посягательством на территориальную целостность и единство государства со всеми вытекающими последствиями – заключением в тюрьму уже на стадии высказывания самих предложений «нормотворчества», не дожидаясь реализации таковых на практике.

Все общие, базовые, основные правила поведения и виды наказаний (взысканий) установлены законами Украины. Хотите комендантское время – пожалуйста, но оно должно быть установлено Верховной Радой Украины на всей территории (а то получается, в продвинутом и креативном Львове за детей типа больше переживают, нежели в Крыжополе, не достигшего такого высокого полета мысли и фантазии).

Во взаимосвязи с предыдущим мотивом рассмотрим еще один важный момент (также иллюстрирующий нереальную глупость чиновников, мающихся бездельем и отлынивающим от настоящей работы).

Допустим, что жаждущие реализовать законотворческие амбиции власти Львова, Житомира либо Николаева приняли судьбоносное решение о запрете появления подростков возрастом до 14 лет на улицах без сопровождения взрослых в период с 22 до 5 часов.

Но как его реализовать на практике?

Сия ответственная задача, «по идее» возлагается на милицию (а на кого же еще, не на ветеринарных же врачей или пожарников). Но ведь дело в том, что милиция органам местной власти не подчиняется, у милиции вертикальное подчинение, напрямую министерству. Милиция пользуются в своей деятельности законами (теми самими, которыми по Украине установлены единые правила поведения для всех лиц).

Милиция, может, конечно прислушаться к пожеланиями самовыразиться от местных князьков от власти (поскольку частично «завязана» с органами власти и самоуправления и зависима в предоставлении помещений, материально-техническом обеспечении, тем же жильем, и пр.) но выше закона не прыгнешь, ведомственная бюрократия спасает от самопроизвола в таких случаях.

Например, установив несовершеннолетнее лицо, находящееся в недозволенное время на улице милиция должна что-то делать. Но что делать – неизвестно. Все ведь любят принимать стратегические и внешне «умные» (и столь же бездумные внутренне) решения, не заботясь о выработке механизмов и источниках их обеспечения.

Итак, «по идее» (фантазируем, поскольку подобные тезисы «местечковыми законодателями» не предусмотрены, не разработаны и не могут быть разработаны в принципе), правонарушение следует прекратить.

Например, милиция наблюдает, что кого-то насилуют, чего-то воруют, кого-то бьют, продают чего-то недозволенное и пр. – обязана оперативно прекратить правонарушение, не дожидаясь наступления более тяжких результатов и завершения преступления.

То есть, должна разборонить дерущихся (пока никого не убили), оттащить насильника от жертвы (пока, так сказать, процесс не завершился), прекратить реализацию наркотиков (оружия, поддельных документов и пр.) пока «нехорошие» предметы не разойдутся десятками каналов по неконтролируемым потребителям и т. п.

А что делать, если обнаружен неконтролируемо гуляющий подросток? Задержать? Как, каким образом, и на основании чего (какого закона)? Если задержать, то что делать? Перевозить в отсеке УАЗика и поместить в камеру с бомжами и извращенцами до утра? Как говорится, и коню понятно, что этого делать нельзя ни в коем случае ни при каких обстоятельствах.

Помещать в камеру (задерживать) можно лишь непосредственных правонарушителей (которым инкриминируется определенное правонарушение), а дети у нас не являются субъектами правонарушений, объявить их таковыми не решатся даже особо «упоротые» законодатели из Недрыгайловки и даже из «детолюбных» побуждений (очевидность и яркая преступность таких действий очевидна даже последнему остолопу, даже неискушенные читатели без особого труда найдут добрый десяток статей уголовного кодекса, которые будут нарушены в этом случае и наказание за которые превысит несколько лет реально). На подобные вещи просто никто не решится фактически. Тут даже не нужно фантазировать, что с ребенком в камере темной ночью могут сделать соседи (среди которых может оказаться скрывающийся от правосудия маньяк, которому терять нечего)…

Может, предусмотреть нечто вроде «приютов» или «приемников-распределителей» (особых «детских» заведений временного содержания? Тоже нельзя, поскольку законодательством этот вопрос также решен и урегулирован. Помещение в подобные приюты осуществляется с кучей процедур и формальностей, на осуществление которых уходят дни и недели (если не месяцы), но уж никак не несколько ночных часов…

А еще если учесть, что для реализации идеи с приютами и особыми (детскими) заведениями, кроме законодательства, нужны еще и финансовые средства ! А финансовое законодательство у нас жесткое (для обоснования затраты каждой копейки необходимо согласие и нормативное предусмотрение десятков инстанций). Напомним, Юрия Луценка судят как раз за нецелевое использование средств бюджета (квартиру водителю, зарплату, пенсию, надбавки), это не шутки.

А если у ребенка какая редкая болезнь (тот же диабет) и он спешит домой спешно вколоть дозу инсулина, и каждая минута дорога? Из-за того, что юродствующие жлобы в серой форме с погонами милиционеров (бездумно слушающие глупые приказы комплексующего от осознания ничтожности своей власти председателя райадминистрации) задержат ребенка «для выяснения» – он может и погибнуть от шока (тем более, что гипергликемические последствия усиливаются от воздействия стрессовых факторов).

Кто в этом случае будет отвечать и на хрена, извините, такая ответственность (кому от нее будет легче)?

А сами «заведения» нужно оборудовать? Нужно набрать штат обслуживающего персонала, психологов, педагогов, медиков, охранников, предусмотреть наличие спальных мест, питания, в конце концов…

Напомним, речь идет об обслуживании и обеспечении безопасности и жизнедеятельности детей, попавшихся, скажем, в три часа ночи! При чем в массовых количествах (из-за одного двух запоздавших подростков (несистемности явления) смысл принимать подобные акты отсутствовал. Тем более, что и местечковая милиция и сердобольные тётеньки из райсовета прожужжали все уши как раз необходимостью нововведений массовостью подростковых загулов в ночное время. А слово не воробей – если массовость есть – надо массово и подходить.

Вот так, было гладко на бумаге – да забыли про овраги. Хотели как лучше – а получилось как всегда.

Мы уже не говорим, что милиция, тужась что-либо решить на законных основаниях (дабы не подставиться) всего лишь с одним таким подростком – теряет время на поимку и предотвращение реальных преступлений, совершаемых в настощее время. Ребенок был бы уже давно дома и спал бы, а не бултыхался в милицейской машине по району и экипаж патруля вкупе с дежурным по райотделу не мыкался бы в поисках ответа на панически возникший вопрос «а что же делать, куда его деть, вот мы попали на пустом месте», пока в это время жулики «обносят» находящийся в двух шагах от райотдела магазин, до которого за внезапно возникшими «детскими» проблемами дела нету…

Решения подобного рода о комендантском времени по характеру являются большими мыльными пузырями, нереализованной схемой по причине их нежизнеспособности, закомплексованости и бредового склада ума авторов «законотворчества». Даже менеджер среднего звена знает правило – не можешь проконтролировать и обеспечить «законченный цикл» своего решения – не принимай его. Если принял – контролируй и обеспечь. Не можешь – просто не берись. И время сэкономишь, и посмешищем не будешь и ресурсы не потратишь.

К сожалению, местные власти, вместо того, чтобы решать поставленные вопросы своего уровня (кстати, обеспеченные и материально и законодательно) – вместо ремонта дорог, чистки туалетов, вывоза мусора, отлова бродячих животных, покраски заборов и подъездов стремятся решать вопросы космического масштаба (и одновременно – космической глупости), посягая на принципы государственно-общественного устройства, выставляя себя посмешищем и пытаясь «дерибанить» бюджетные деньги для реализации своих закомплексованных замыслов, без какой либо перспективы на разумное разрешение начатых проектов.

Безусловно, что подобные попытки приносят исключительный вред государству и обществу и любое подобное инакомыслие «космического» масштаба должно прекращаться немедленно, без предоставления шансов на прощение столь бездумного полета мыслей «местечковых» законодателей.

Алексей Святогор