Вывеска новая, а методы старые

The following two tabs change content below.

Осужденного Кисличенко Богдана Петровича, 21.06.87 г.р., который отбывал наказание в Бориспольской исправительной колонии (№ 119) 11 января 2018 года неожиданно вызвали на беседу к представителям администрации БВК (№ 119). И тут же, совсем уже неожиданно для него, погрузили в автомобиль для перевозки заключенных и отвезли в Киевский СИЗО.

 

При этом он был без верхней одежды, даже без свитера и без обуви, в одних тапочках. Естественно, ему не дали возможность собрать свои личные вещи, которые так и остались в БВК (№ 119). Это напоминало не этапирование, а похищение человека, которого голого, зимой увозят из колонии неизвестно куда. Здесь мне вспомнился генерал Карбышев.

 

После нахождения в Киевском СИЗО его перевели в Черкасскую исправительную колонию (№ 62).

 

 

Вначале его поместили на участок карантина, диагностики и распределения, где он нормально пробыл 14 суток без замечаний со стороны администрации ЧИК (№ 62).

 

Потом его неожиданно поместили в ДИЗО для отбытия той части наказания, которую он не отбыл в БИК (№ 119). И здесь началось то, для чего Кисличенко Б.П. этапировали в ЧИК (№ 62).

 

Во время моего нахождения в дисциплинарном изоляторе (далее – ДИЗО) на осужденного Кисличенко Б.П. неожиданно был написан рапорт как на осужденного, который нарушил свои обязанности дежурного. Есть понятие дневального по камере, типовые обязанности, которого изложены в Дополнении 23 к Правилам внутреннего распорядка учреждения исполнения наказаний. В камере были выполнены все обязанности, в том числе была сделана влажная уборка камеры, проветривание помещения камеры и т.д. Причем конкретных претензий ему предъявлено не было. Данный рапорт можно расценивать как предвзятое отношение к нему и, по факту, как служебный подлог.

 

Далее осужденного Кисличенко Б.П. разместили во 2 отделении ЧИК (№62). Причем была заранее спланирована следующая комбинация: ему предложили занять спальное место, на которое никто из осужденных не ложился, поскольку так обитали клопы и другие насекомые. Об этом его предупредили другие осужденные. Естественно, как чистоплотный человек, он отказался занять это спальное место, а занял другое. Естественно администрация, прогнозируя такую реакцию осужденного,  заранее взяла с собой средства видеофиксации, чтобы зафиксировать его «нарушения». Разумеется, клопов и других насекомых, обитающих на предложенном администрацией спальном месте, никто не снимал. После этого осужденного Кисличенко Б.П. вызвал начальник отделения, который стал настаивать на так называемых «законных» требованиях администрации колонии. Осужденный пытался объяснить свою точку зрения, отстаивая свое человеческое достоинство, но это опять не понравилось представителям администрации ЧИК (№ 62).

 

При этом администрация ЧИК (№ 62) нарушила ст. 135 УИК Украины «Процедура дисциплинарного производства», в части того, что осужденного уведомили меньше чем за сутки до начала дисциплинарной комиссии. Он пробыл во 2 отделении ЧИК (№ 62) меньше суток.

 

Дальше был достаточно прогнозированный результат – к нему применили взыскание в виде 14 суток ДИЗО с переводом на ПКТ (помещение камерного типа – прим. авт.).

 

Осужденный Кисличенко Б.П. написал апелляционную жалобу на судебное решение, предусматривающее перевод его в ПКТ, что явно не понравилось администрации ЧИК (№ 62). Ответный ход не заставил себя долго ждать: сразу же в ДИЗО на него опять безосновательно составлен рапорт якобы за плохое дежурство в ДИЗО (опять же без конкретных претензий к нему) и решением дисциплинарной комиссии от 15.02.2018 года ему было вынесено дисциплинарное взыскание в виде выговора. Это косвенно еще раз подтверждает предвзятое отношение к нему.

 

Не кажется ли уважаемому читателю странным тот факт, что когда осужденный пробыл 14 дней на участке КДиР без единого нарушения, а в течении неполных суток во 2 отделении ЧИК (№ 62) он стал уже злостным нарушителем? И дальше администрация ЧИК (№ 62) наращивает количество рапортов по отношению к нему.

 

Дисциплинарная комиссия ЧИК (№ 62) не учла норму ч. 9 ст. 134 УИК Украины, которая гласит: «взыскание в виде перевода осужденного в помещение камерного типа (одиночной камеры) накладывается  в случае безуспешного использования других средств воздействия». Осужденный Кисличенко Б.П. только прибыл в ЧИК (№ 62), и к нему сразу же применили взыскание в виде 14 суток ДИЗО с переводом на ПКТ. А где же предупреждение, выговор, строгий выговор, что регламентируется ст. 132 УИК Украины? Или же для него нормы Уголовно-исполнительного кодекса Украины не распространяются, и он лишен всех прав как человек или гражданин Украины?

 

Почему администрация ЧИК (№ 62) провоцирует осужденных, предлагая спальное место с клопами и другими насекомыми? Это они так встречают новичков или же специально для этого перевели осужденного в ЧИК (№ 62) из БИК (№ 119)? И отказ осужденного спать вместе с клопами и насекомыми стоит 14 суток ДИЗО и 2 месяцев ПКТ?

 

Поскольку осужденный Кисличенко Б.П. не получил внятного объяснения от администрации ЧИК (№ 62) за что конкретно к нему было применено дисциплинарное взыскание в виде 14 суток ДИЗО и 2 месяца ПКТ, в считаю, что есть риск нарушения в отношении него ст. 61 Конституции Украины, а именно, что «никто не может быть привлечен дважды к юридической ответственности одного вида за одно и то же правонарушение». Ему дали и 14 суток ДИЗО, и 2 месяца ПКТ фактически за одно и то же правонарушение? Соответствует ли это тяжести дисциплинарного проступка?

 

Таким образом, «обновленное» Министерство юстиции Украины борется с неугодными осужденными, которые отстаивают свои права и пишут апелляционные жалобы и заявления. Государству Украины не нужен человек мыслящий! Это очень напоминает советские исправительно-трудовые колонии, основной задачей которых было подавление индивидуальности и создание стройной серой массы.

 

А что дальше? Я прогнозирую, что администрация ЧИК (№ 62) попытается привлечь осужденного Кисличенко Б.П. к уголовной ответственности по ст. 391 УК Украины и увеличить ему срок наказания еще до трех лет. И это – в нашем «демократическом» государстве!

 

Мною были направлены обращения на Заместителя министра юстиции Украины Чернышова Д.В., Генерального прокурора Украины Луценко Ю.В. и Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Лутковской В.В., а также Информационный запрос на имя начальника ЧИК (№ 62). Посмотрим на их реакцию…

 

Евгений Тимофеев