Военная и интеграционная доминанты выборов президента в РФ

Все информационные ленты в РФ и других странах, в которых присутствуют лояльные Кремлю «прикормленные» СМИ, захлебнулись радостью от новости о том, что наконец-то «многострадальным украинцам» упростили получение гражданства в РФ. Анализируя плюс/минус похожие статьи в прессе, можно увидеть, что первой целью такого «подарка» является 4 млн. (по версии российской пропаганды) украинцев, проживающих и работающих на страну-агрессора. Видимо, расчет на то, что они первые побегут избавляться от паспорта страны, «изгнавшей» их на чужбину зарабатывать «на пропитание своим семьям». Может и так, все это имеет отчасти смысл. Но что же там еще скрывается и почему именно сейчас, а не весной 2014 года? С чем можно связать это событие?

 

В РФ фактически уже дан старт предвыборной кампании: чего только стоит публичное поедание мороженного во время посещения МАКС-2017 в Жуковском и общение с подсадными «металлургами» в Брянской области. На последнем указанном «мероприятии» президент РФ В. Путин высказался за «восстановление кооперационных связей в промышленности с Украиной», обсудил с экс-горловчанином (скорее всего это пропагандистская заготовка с подсадным лицом, как это принято при тиражировании фейков с распятыми мальчиками, посещениями верхушкой кооператива «Озеро» рыбаков, ледоколов, заводов, фабрик и т.д.) ситуацию именно в Украине, а не в родной этому персонажу оккупированной РФ территории с двумя сформированными в больном воспаленном сознании «этносами» на три буквы, где все, видимо, так прекрасно в экономико-социальном плане.

 

К чему я привел этот пример? Оккупационная администрация вышла из фавора новостных лент, местные «команданте» оккупационных администраций и прочие чувствуют холодный ветер из-за поребрика и оскудевающий кран «инвестиций» в их террористическую деятельность. Видимо, корни бреда о создании Малороссии навеяны именно этими предчувствиями – необходимостью максимального привлечения к своей персоне медийного внимания (эта цель достигнута, ибо даже в Кремле решились прокомментировать сие). Иссякающее медийное внимание к таким персонажам подобно смерти (в прямом и переносном смысле). Здесь уже не помогает взятие Киева и Лондона. Внимание внутреннего потребителя в РФ концентрируется на главном событии следующего 2018 года – «Больших» выборах без выбора.

 

Итак, возвращаясь к инициативе «упрощения получения гражданства РФ гражданами Украины». Действительно, старт избирательной кампании В. Путина почти всегда приходится на инсценированные крупные региональные, или даже глобальные события. Все мы помним, что избирательную кампанию (свою первую) В. Путин и Ко строили на продолжении геноцида Чеченского народа путем поиска в их лице террористов, которых «успешно победили» на телеэкранах (путем подкупа одного из кланов).

 

В 2004 году выборы строились вокруг первой волны формирования Единого экономического пространства, то есть на интеграционном аспекте.

 

Выборы 2008 года строились на внутренней повестке дня, ничем примечательным не запомнились, ибо В. Путин нашел удобного местоблюстителя, который, впрочем, на телеэкранах «успешно провел» так называемую «грузинскую кампанию» по оккупации Южной Осетии (отголоски которой напомнили о себе странным на первый взгляд «оппозиционным тандемом» Ю. Тимошенко и М. Саакашвили при прорыве через государственную границу Украины).

 

Избирательная компания 2012 года уже под началом В. Путина (опять и снова) строилась на интеграционном аспекте – создании Евразийского экономического союза с шантажистско-экономическими аргументами (была сделана серьезная работа над ошибками фактического провала 2004 года), конечно уже в более дерзких, ультимативных для потенциальных «жертв» объединения тонах.

 

По логике, избирательная компания 2018 года под началом все того же В. Путина должна будет строиться на все той же линии – «собирательстве земель русских», только вот вопрос: с каким акцентом? Военным или шантажистско-интеграционным?

 

Каждый раз Украина уходила в последний момент от сценариев как интеграционистского, так и военного толка.

 

В 2004 году нас спасла Оранжевая Революция, проект забуксовал именно из-за Украины, или не забуксовал, но не произвел должного геополитического эффекта. Внутренний «потребитель» в РФ так же был несколько разочарован, так как «три сестры» не смогли объединиться в едином интеграционном порыве назло коллективному Западу со своим ЕС. Пришлось довольствоваться Беларусью и Казахстаном.

 

В 2012 году от экономической прямой оккупации нас спасло, по сути, Восточное партнерство, развернутое лидерами ЕС как противовес (ввиду проделанной собственной работы над ошибками по итогам постсоветских интеграционных проектов РФ) возможного повторения уже пройденного (от пробника такой постсоветской интеграции в рамках Договора о Зоне свободной торговли СНГ 2011 года РФ отказалась сама, приостановив эту самую свободную торговлю).

 

В разгар создания (формирования договорно-правовой и политической составляющих) Евразийского экономического союза (конец 2012-середина 2013 года) в Украине развернулась, хоть и с признаками имитации, работа над Соглашением об ассоциации с ЕС, что вызывало крайнее раздражение в Москве и провоцировало на локальные (в рамках отдельных отраслей экономики) торговые войны, то есть уже в то время начала обкатываться схема и просчитываться ситуация возможности блокирования торговли с Украиной и, тем самым, нанесения тяжелейшего удара по экономической системе, ориентированной в то время на страны СНГ по большей части.

 

Нас от кабалы спасла Революция Достоинства, ввиду этого было принято решение (скорее всего прорабатывавшееся и готовившееся на разных уровнях с 2004 года) о начале военной кампании, отторжения части территории как военного плацдарма и удовлетворения имперских ожиданий электората (оккупация АР Крым), а также продолжения экономико-пропагандистского давления на Украину, блокирования дальнейших интеграционных процессов с ЕС и НАТО.

 

Если в ситуации с ЕС военная агрессия выступила катализатором, то с НАТО все обстоит сложнее:

 

1) критерии вступления,

 

2) отсутствие военного конфликта и спора о границах (последний спор относительно черноморского шельфа был урегулирован с Румынией через международные судебные инстанции, то есть общепринятым цивилизованным путем, пусть и не совсем в пользу Украины).

 

Здесь теперь, как говорится, двойное попадание – если, конечно, довольно консервативный и трудно раскачивающийся блок не решится на обновление уставных документов, чего (пока что) ожидать не стоит.

 

Чередование интеграционного и военного аспектов продвижения было нарушено, что внесло сумятицу в ряды, как кремлевских технологов, так и помутило головы электорату, одурманенному пропагандой и прочими имперскими атрибутами. Выход нашелся в удачном комбинировании: формировании военно-интеграционного способа ведения предвыборной кампании.

 

Но вот сложность: военная кампания в Сирии не очень популярна среди обывательского болота российской глубинки и нужна лишь для привлечения внимания на внешнеполитической арене к персоне всеми старательно игнорируемого «лидера», регулярные доставки груза-200 из Украины, «красные флажки» от коллективного Запада (типа «похода на Мариуполь» и прочее) не дают в полной мере воспользоваться преимуществами данной военной составляющей, удачно примененной в Крыму, но уже приводящей к ропоту внутреннего потребителя ввиду неудовлетворительных результатов: международных санкций, стагнации экономики, падения доходов домохозяйств (базового электората) и пр.

 

Сокращение возможностей применения военной составляющей приведет в скором времени к ее временному сворачиванию (это когда затраты начнут, и уже начали, перевешивать всесторонние выгоды), фактически к «уходу из Донбасса» уже в ближайшее время (удобное окно, по моему мнению, конец осени – начало зимы 2017 года). Торг лишь в условиях и способах, ну и в технологии объяснений перед «электоратом» РФ и «брошенными» на оккупированных территориях так называемыми соотечественниками (которых еще стоит легализовать). Будь-то миротворцы ООН (формат их введения изменяется на наших глазах раз в неделю: от полного неприятия самой идеи до возможности размещения на линии разграничения, с последующей корректировкой относительно возможности размещения на всей оккупированной территории).

 

Здесь главное – попытаться, пусть и в результат слабо верится, ввести «в скобки» территорию АР Крым как оккупированную зону и требующую введения миротворцев и туда. Да, это может заблокировать весь процесс, но блокировка процесса – не в интересах Кремля. И тут сработает одно извечное правило: проси больше, чтоб получить приемлемое. Необходимость скорейшего разрешения ситуации и блокировки самой возможности такого поворота, попытка опережения принятия Украиной уже обсуждаемого законопроекта о реинтеграции оккупированных РФ районов Донбасса (условное название), может подтолкнуть РФ к принятию условий именно Украины: предоставления, в первую очередь, контроля над границей с РФ, вывод войск и наемников, эвакуация представителей оккупационной администрации (такие разговоры вовсю идут как в Донецке, так и в Луганске в последнюю неделю).

 

Кстати, теория чередования интеграционной и военной доминанты в избирательной кампании руководства РФ подсказывает нам, что не случись Крым и Донбасс в 2014 году, их (или отдельно Крым) придумали бы в 2018-м (в 2017-м как вариант). В пользу этого говорит и то, с какой поспешностью и промахами по отдельным вопросам проводились действия по оккупации АР Крым, то есть план был, но явно сыроват и не к этой дате. Донбасс же явился некоторым экспромтом на основе уже имевшихся наработок (экономического, политико-пропагандистского плана) в экспертных прокремлевских кругах. Данные наработки, судя по докладам Генштаба РФ, отдельных публикаций по теме, выкристаллизовывались с конца 80-х годов ХХ столетия (Карабах, Фергана, Приднестровье, Абхазия), и более-менее завершенный вид приобрели к концу 2013 года (конечная точка – «Доктрина Герасимова» в широком ее понимании).

 

Интеграционный вектор избирательной кампании В.Путина образца 2018. Каким ему быть? «Кремлевские политтехнологи пока не сумели придумать образ будущего, который Владимир Путин сможет использовать в ходе предвыборной кампании в 2018 году, пишет газета «Ведомости» (Статья опубликована в № 4364 от 17.07.2017 под заголовком: Будущего не видно) со ссылкой на источники. Издание отмечает, что уже состоялось более 10 совещаний, посвященных этой теме. По словам экс-чиновника, у данного направления уже сменились несколько кураторов – сначала за нее отвечал телеведущий Валерий Фадеев, затем директор Фонда развития гражданского общества Константин Костин, которого сменил директор фонда «Общественное мнение» Александр Ослон.

 

То есть, сама прокремлевская пресса в растерянности: уже пора бы на-гора выкатить концепцию, начать о чем-то писать, строить теории, «заводить массовку», растягивать хвалебные оды о победах и врагах на том или ином фронте, а из «центра» – тишина!

 

Туда ли мы смотрим, раз будущего не видно? А может, стоит все же присмотреться повнимательнее и поискать лейтмотив выборов 2018 года, раз уж «военный сценарий» так ограничен? Если конечно не принять во внимание учения Запад-2017 и возможность взятия под военный контроль территории Беларуси, так как экономически, и уже политически Беларусь крепко находится в орбите РФ. При том, что возможный уход из Донбасса, как уже было сказано, потребует всесторонних объяснений. И тут нам на помощь приходит «страшилка» всех времен и стран – раздача паспортов и гражданства РФ всем желающим «соотечественникам» и примкнувших к ним.

 

Здесь красота с многих сторон.

1. Легализация на территории РФ беженцев – активистов оккупационной администрации двух террористических образований на Донбассе (а вдруг что, и в Крыму, кто не успел). Под каким-то же соусом их нужно легально принять? А их будет не 10, и не 10000, а гораздо больше. Здесь, все же, речь идет о «мирных коллаборантах» («политики», активисты, «ученые», пропагандисты, отдельные категории «бюджетников» и прочих жителей базы «Миротворец»), так как ввиду крайне неблагоприятной криминогенной обстановки в регионах РФ, комбатанты на территории нежелательны. Их судьба «в случае чего» – отдельная тема. Здесь для избирательной кампании удачным ходом может стать лозунг «Мы их не бросили. Приняли. Накормили». Ну и конечно география расселения будет «по чину», как то водится в РФ. В вожделенную столицу попадут далеко не все. Но здесь придумана страховка для «местного бизнеса» и прочих угольно-металлоломных махинаторов. Не спроста звучат предложения «раздавать» гражданство за инвестиции в размере более 50 млн. рублей. Такой себе имущественный ценз, тест на полезность для государства, и, возможно, небольшой двигатель для рынков недвижимости оккупированного Крыма, «исконных» Москвы, Ростова, Сочи, Воронежа и Питера. Для остальных открыты «перспективные» регионы Сибири и Дальнего Востока. Как здесь не вспомнить и письмо Центробанка РФ, согласно которому разрешается принимать в ломбардах на территории РФ документы псевдо государственных образований, сформированных в отдельных районах Донецкой и Луганской областей? Легализация награбленного в прямом смысле слова.

 

2. Раздать паспорта можно и не только на оккупированных территориях, а и в областях Украины, где силен «пророссийский» фактор (Харьковская, Одесская, Запорожская области, прежде всего). Здесь опять выгоды: рекрутирование постоянной протестной массы потребителей имперских идей посредствам пропаганды. От требований на местном уровне возобновления вещания российских каналов ТВ, до нужного голосования на местных и общегосударственных выборах, ведь гражданства Украины таких явных коллаборантов никто не лишит – банально нет соответствующей правовой базы.

 

И вечная тема «защиты прав соотечественников за границей» может быть использована как для внутреннего потребителя РФ («успехи» в этом деле обычно повышают боевой имперский дух электората), так и для внешнего: повод заявить о притеснении «соотечественников», да не просто каких-то там, а граждан РФ! А это уже может обернуться и «путин введи» образца 2014 года. Это тема долгоиграющая и с запасом времени и активных сторонников. Ею всегда можно воспользоваться.

 

Все мы помним, как долго разыгрывается этот сценарий в Литве, Латвии и Эстонии. За примером далеко ходить не нужно. Эта бомба замедленного действия уже заложена не только там, а и в Молдове, Грузии, частично в Казахстане и Беларуси. И рекрутирование «соотечественников» это тот модифицированный интеграционный фактор, который, скорее всего, будет использован в избирательной кампании 2018 года. И Украине пока что такой «бомбе замедленного действия» ответить не чем. Что такое регион в потенциале, в котором до 50-60-70% населения будет иметь паспорта не просто другого государства, а государства – агрессора? Это еще и повод постоянно заявлять о правах на территорию, или разыгрывать сценарий культурной, политической, экономической автономии. Настаивать на проведении «референдумов» под международным контролем, даже на принципах ООН, при том зная наперед, как проголосует это население, и тогда легальность такого шага не вызовет никаких сомнений.

 

Кстати, если следовать духу Минских соглашений, то такая «автономия» там как раз и предусмотрена, а если добавить и этот фактор, а также вольную интерпретацию положений Соглашения руководством РФ, то, что может в итоге получиться, все мы четко понимаем.

 

Итак, Украина успешно справляется и не дает разыграть для внутреннего потребителя РФ военный аспект предвыборной кампании 2018 года. Интеграционный аспект, казалось бы, тоже закрыт ввиду ратификации Соглашения об ассоциации с ЕС, закрепления евроатлантического вектора интеграции как единственного (а не декларативно-первостепенного, – как раньше).

 

Но не все так однозначно. В Кремле, видимо, тоже слегка почитывают специальную литературу по глобалистике и прекрасно понимают, что в ХХІ веке вести войны за территорию и ресурсы бессмысленно. Театр военных действий переносится в умы и за умы людей. И интеграционный аспект предвыборной кампании 2018 в РФ тогда представляется в новом свете – интеграция людей в «русский мир», подкрепленная легализацией их статуса. Именно успехи в этом направлении позволят возбудить в умах электората благоприятные настроения относительно единственного безальтернативного кандидата. Вот почему в Кремле так педалируют тему упрощения получения гражданства – нужно уходить из Донбасса максимально наследив и оставив рычаги влияния в виде новых носителей паспортов РФ (раз уж «политическая и правовая» составляющие имплементации Минских соглашения об автономии, изменений в Конституцию Украины и т.д. так активно блокируются Украиной и США), плюс эвакуация «оккупационного персонала», который послушен и еще пригодится.

 

По итогу, массовая раздача гражданства пропагандой может быть рассмотрена как контраргумент: «мы никого не бросили, а территория и так наша, исконная». Тут же и всплывшая тема экономической кооперации (возобновления, вовлечения Украины в свои возможные проекты). Исходя из этого, интеграционный аспект кампании будет доминантой, но уже больше с социальным, чем с экономическим окрасом. Но это не исключает и отдельных выпадов в стиле «при поставках летального вооружения «пророссийские сепаратисты могут направить свое оружие в другие зоны конфликта на востоке Украины» (В. Путин, пресс-конференция по итогам саммита БРИКС в Китае).

 

И что же нам делать? Каков рецепт против подобной стратегии? Да очень простой – поражение в гражданских правах для коллаборантов: лишение всего двух прав – избирать и быть избранным, а также права быть государственным служащим в целом решает проблему «пятой колонны».

 

При этом необходима законодательно закрепленная система мониторинга, например, «публичного отречения от гражданства Украины» хоть даже на основании фото/видео сожжения собственного паспорта, хоть способом зачитывания всяких различных клятв гражданина РФ или любой другой страны или псевдогосударственного образования на оккупированных РФ территориях, мониторинг событий с публичной выдачей паспортов оккупационными администрациями и чиновничеством РФ, и, конечно, публичный и прозрачный реестр таких лиц.

 

 

Здесь необходимо расширение законодательных оснований для лишения гражданства: механизмы, заложенные в Законе Украины «О гражданстве» от 18 января 2001 года годны для прошлого века, но никак не для современных реалий. Необходимо кардинальным образом повысить ценность гражданства Украины пусть и такими, на первый взгляд, непопулярными мерами, но такими полезными в стратегической перспективе. И перспективе испортить игру кремлевским политтехнологам в чередовании и комбинировании доминант предвыборных кампаний в РФ и тем самым выбить и рук козырь, разыгрываемый за счет лиц с паспортами страны-агрессора, как это в свое время было сделано в нефтегазовом комплексе страны. Вот недавно было 600 дней, как Украина не покупает газ по прямым контрактам у РФ и в итоге – минус один рычаг воздействия на внутреннюю и внешнюю политику нашего государства.

 

Чего бы и в этой сфере не поступить так же? Тем более, социальный запрос на подобные законодательные инициативы о расширении оснований лишения гражданства существует и поддержка его среди населения велика. И не стоит здесь опасаться реакции Запада по этому вопросу: Запад признал агрессию РФ против Украины, и выбор способов защиты от такого явления оставил за нами, а мы ими все никак не хотим воспользоваться. Конечно, у Кремля начнется истерика, проплаченные отдельные специалисты в ЕС «рассмотрев проект подобного Закона, ужаснутся на камеры ТВ нарушением прав и свобод человека», но в ЕС уже существует сформировавшееся мнение относительно таких заявлений, на них просто не обратят внимания и драгоценные, тающие с каждым днем ресурсы Кремля, вложенные в такую PR–кампанию, просто пропадут даром.

 

Александр Илларионов

Залишити відповідь