“Выбить ей дверь!”, – защитники бродячих собак терроризируют искалеченную женщину

Сейчас, на десятый день после перенесенных травм, состояние Елены остается таким же тяжелым – она практически беспомощна, и все еще терпит очень сильные боли, которые пока не утихают – когда мы с ней говорили, она поделилась и своими переживаниями о том, что тяжело переносит обезболивающие препараты, поэтому намерена отказаться от них и будет пытаться просто перетерпеть. Но, слушая ее историю, я поражалась тому, насколько это сильная и светлая личность – психолог Елена Свиченская много лет посвятила помощи людям, а теперь наша помощь и поддержка крайне необходимы ей самой. Я расскажу вам о некоторых событиях, произошедших с ней, и выводы каждый сделает самостоятельно. 

 

 

Елена Свиченская еще с юных лет интересовалась психологией, но перед тем, как стать профессионалом, она долго и упорно училась, а еще успела поработать и в совершенно другой сфере. После школы Елена окончила Днепропетровский инженерно-строительный институт, где получила техническое образование, и начала свой трудовой путь в Днепрогипрошахт. Было замужество и рождение ребенка, жизнь шла своим чередом. Елена любила свою работу, с энтузиазмом занималась проектами, но в начале 1990-х годов, когда начались массовые сокращения, невыплаты заработных плат, а многие предприятия стали закрываться, ей, как и многим нашим соотечественникам, пришлось всерьез задуматься о будущем. Тогда в службе занятости, куда она обратилась, ей предложили пройти переквалификацию и сменить специальность. Среди тех новых специальностей, которые можно было освоить, Елена выбрала, конечно же, психологию. И с того времени ее жизнь кардинально изменилась.

 

Второе высшее образование – специальность психолога, Елена получила в Днепропетровском национальном университете. И там, буквально в день защиты дипломных проектов, судьба преподнесла ей встречу, которая и помогла открыть новые возможности для дальнейшего совершенствования в своей профессии. Как это было – рассказывает сама Елена:

 

В аудиторию, где проходила защита, пришла специалист в области психотерапии – тогда нового для меня, но довольно интересного направления. Эта девушка рассказывала об особенностях работы с людьми, оказания помощи в сложных и нестандартных ситуациях, объясняла, какие существуют различия в подходах психологов и психотерапевтов. И она предложила выпускникам попробовать свои силы в этой сфере. Я поняла, что к такой работе у меня действительно лежит душа, и сделала свой выбор, о котором ни разу не сожалела.

 

Так Елена сразу получила долгожданную работу. А вскорости ей выпала возможность принять участие в одной из первых в Днепре конференции психологов и психотерапевтов:

 

Конференция проводилась в течение трех дней, – рассказывает она, – я с огромным интересом принимала участие в дискуссиях, общалась с опытными специалистами, узнавала много полезного и понимала: да, это – действительно моя стихия! Наконец я нашла свое настоящее призвание!

 

Но это означало также и начало нового этапа в обучении, ведь получить высшее образование психолога – еще не значит сразу научиться всему и стать практиком. Поэтому Елене предстояло еще многое пройти для того, чтобы состояться как специалист. В целом, на психолога она училась 10 лет – проходила более углубленное практическое обучение и курсы повышения квалификации. Вот так юношеское увлечение психологией стало делом всей ее жизни, и этой работе Елена отдавалась целиком.

 

С 2004 г. Елена Свиченская – член Украинского союза психотерапевтов, и все эти годы там же она входила в состав этической комиссии – постоянно действующего коллегиального органа, в компетенцию которого входит рассмотрение спорных ситуаций, разрешение конфликтов и работа с обращениями граждан.

 

Елена Свиченская до нападения. Мы верим, что совсем скоро она непременно станет прежней, восстановится и снова будет радоваться жизни

 

Одновременно Елена вела и частную практику. А в 2014 г., когда началась война, Елена с коллегами занималась волонтерской работой:

 

Когда к нам в город стали тысячами приезжать люди, сломленные тяжелыми событиями – это и переселенцы из Донецкой и Луганской областей, ставшие очевидцами наступления оккупантов, – люди с посттравматическими стрессовыми расстройствами, пережившие обстрелы, видевшие все ужасы разрушений, потерявшие все…

 

Это и участники АТО – покалеченные, израненные, пережившие гибель своих побратимов, – вспоминает Елена, – никогда не забуду, как мне пришлось работать с одним воином, лишившимся и рук, и ног. Он лежал весь в бинтах, не мог понять, где он и что происходит – он метался в бреду, и никто не мог его успокоить. Тогда еще все врачи удивлялись тому, что мне удалось привести его в адекватное состояние. А сколько еще было таких раненных! Сколько было людей, прошедших плен боевиков!

 

Но, пожалуй, самой тяжелой в этом была та печальная миссия, которую нам пришлось выполнять совместно с местным военкомом – нужно было обходить тех людей, у которых родные были убиты на войне – иными словами, доставлять “похоронки”, а здесь не обойтись без участия психолога. Я никогда не отказывалась, когда меня вызывали, потому что я понимала, глядя на своих коллег, забывших о том, что такое даже минутный отдых, ведь все сейчас задействованы для общего дела, и нужно продолжать, даже из последних сил, делать все, что только можешь, чтобы спасти людей. Но и “похоронки” – это было еще не самое страшное.

 

Много раз мне доводилось присутствовать в моргах на опознании тел убитых, которые доставляли к нам. В таких случаях присутствие психолога также обязательно. Представьте… Хотя – нет, сложно такое представить… Вот приехали родители на опознание тела, которое может принадлежать их сыну, или приехала жена опознавать любимого мужа… Мне тяжело и больно смотреть на эти изувеченные тела, хотя я лично не была знакома с этими воинами при их жизни… А какое это потрясение для семьи убитого! Ведь это родной любимый человек, и здесь вдруг они видят эту ужасную картину – нередко даже родные не могли опознать тело бойца, потому что ребята в зоне интенсивных боевых действий были настолько изможденными, кожа обветривалась и темнела, а если тело особенно сильно пострадало или побывало в огне, то даже самые близкие не могли их узнать…

 

Елена, будучи сильным человеком, понимала и то, что помочь другим она сможет при условии, если будет поддерживать свои силы и следить за здоровьем, иначе она просто “выгорит”. Поэтому она ответственно отнеслась к тому, чтобы поддерживать себя в форме – занималась спортом, а для снятия стресса ей помогли пробежки и умеренные физические нагрузки, кроме того, она пересмотрела свой режим и рацион питания, включив в него только полезные продукты и отказавшись от частого употребления мяса. Однако здесь оказалось, что даже такие меры не смогли предотвратить проблем, которые начались со здоровьем у Елены…

 

Возможно, сказалось длительная изнуряющая нагрузка и тяжелая работа, либо это произошло по каким-то другим причинам, но сначала Елена заметила, что у нее стал резко ухудшаться слух, причем на оба уха. И в один совсем не прекрасный день, когда она поняла, что уже практически не слышит клиента, сидящего напротив нее, она испытала настоящее отчаяние.

 

Как оказалось, у нее было достаточно редкое наследственное заболевание, передавшееся ей от отца, и при этом заболевании даже слуховой аппарат бесполезен, поскольку утрачивается работа органа, отвечающего за передачу звука от барабанной перепонки ко внутреннему уху. Исправить положение можно только хирургическим вмешательством – для этого на место поврежденного уха ставится протез. Это – довольно сложная операция, выполняемая с использованием высокоточного микрохирургического оборудования: барабанная перепонка отодвигается, и во внутренне ухо устанавливается протез.

 

Кроме того, проведение такой операции требует длительного периода реабилитации – не менее трех месяцев. Дело в том, что органы, отвечающие за слух у человека, устроены довольно сложно, и поэтому введенный микропротез не может быть каким-то образом прикреплен – для этого просто нет возможностей, и он должен только естественным путем закрепиться – прижиться, врасти в ткани внутреннего уха. Этим обусловлен и длительный процесс реабилитации.

 

Однако это было еще не самое страшное: когда Елена обратилась в больницу по поводу потери слуха, ей было назначено общее обследование, в результате которого у нее был выявлен гепатит С. Это трудно излечимое заболевание, которое в течение длительного периода не проявляется никакими недомоганиями, а симптомы проявляются только на последней стадии, когда начинается деградация тканей печени. Не поверив в этот диагноз, женщина решила пройти обследование в другой лаборатории, но, к сожалению, и там он тоже подтвердился. При этом лекарственные средства, которые могли бы победить эту болезнь, в нашей стране практически невозможно достать: те медпрепараты, которые у нас не сертифицированы, не купишь даже по рецепту, и единственная возможность выжить – это искать и заказывать их за границей, а потом еще доставить сюда. То есть, поставленный диагноз означал, что примерно через пару месяцев у нее может полностью разрушиться печень:

 

Я замкнулась в себе и мне не хотелось никуда выходить и кому-то рассказывать, я все время плакала, – Елене до сих пор больно вспоминать то тяжелое время, – из-за потери слуха я не могла работать, у меня не было средств на лечение, и я понимала, что все закончится тем, что я здесь одна тихонько умру, и это – неотвратимо. И тогда я все же решила испытать последнюю возможность – я обратилась за помощью к моим коллегам и друзьям с просьбой собрать деньги на лечение. И эти люди откликнулись, они спасли мне жизнь, за что я бесконечно благодарна каждому, кто проявил участие…  

 

Кроме гепатита С у Елены были диагностированы онкологические новообразования, что также подтверждается медицинскими заключениями и документами, с которыми мне удалось ознакомится. Елена прошла длительный и затратный курс лечения от гепатита, в 2017 г. в онкологическом центре перенесла операцию по удалению опухолей, а в декабре 2018 г. она перенесла и операцию по восстановлению слуха, после которой все зимние месяцы пыталась восстанавливаться. Все это время нужно было придерживаться очень строгих ограничений и противопоказаний: нельзя было делать резких движений головой, выполнять какие-либо физические упражнения, нельзя было даже наклоняться. А еще запрещено было пользоваться такими вещами, как лифт, чтобы избежать даже таких, казалось бы, привычных нагрузок, потому после установления такого протеза они могут сильно навредить.

 

И вот, выдержав этот сложный период восстановления – а Елена все эти месяцы не просто отдыхала дома, как кому-то может показаться, но и продолжала по мере сил заниматься своими делами, – даже в мороз и гололед, когда была необходимость куда-то выходить, она всегда старалась быть особо осторожной. Однако, все же выдержав и это, она не смогла уберечься от другой беды, которая подстерегла ее неожиданно просто на улице ее города.

 

Второго марта на нее набросилась свора бродячих собак – их было не менее десятка, в том числе довольно крупных. Елена пыталась защититься и, отступая, упала назад, ударившись спиной о каменный выступ. После этого все собаки, окружившие ее, просто вцепились в тело и стать рвать. От фатальных последствий спасла только теплая одежда, но и не несмотря на это женщина получила компрессионный перелом позвоночника вследствие падения и перелом правой руки, кроме того, она вся искусана – от плеч до самых ступней.

 

 

Упав, она лежала навзничь, закрывая лицо и голову от клыков, поэтому сильно пострадали пострадали руки.

 

 

Переломанная правая рука сейчас почти не действует, а левая сильно распухла от кровоподтеков, оставшихся после собачьих зубов.

 

Если бы не случайный свидетель нападения – парню, подбежавшему на помощь, удалось разогнать собак с помощью электрошокера, то Елена могла не выжить. Этот парень и вызвал “скорую”.

 

Теперь на следующие четыре месяца Елена оказалась прикованной к постели. Ей запрещено подниматься даже для посещения туалета, и двигаться на постели тоже нельзя. Только через месяц можно будет поворачиваться на живот.

 

В данный момент Елене остро необходима материальная помощь на сиделку, анализы, лечение, питание и жёсткий бандаж. Она живет одна. После всех несчастий, которые случились с ней за последний год, доходов у нее нет.

 

Также мне удалось пообщаться с коллегами и друзьями пострадавшей – вот что говорит психолог Елена Ерохина (г. Днепр):

 

Когда ломаются сильные люди, очень сильные люди, которые могли и помогали сотням других – то они ломаются уже так, чтобы наверняка. И мало что можно исправить. Но все-таки можно. Лена – моя коллега. Она работала с такими тяжелыми и страшными историями, где многие, многие другие психологи и психотерапевты бы не смогли. С такими травмами, куда я сама даже и не совалась – сгорела мгновенно бы, не выдержала. Мы волонтерили вместе в начале войны. 

 

Лена – чудесный, светлый человек, и стойкий боец. Ей очень давно и очень сильно нужна помощь. К сожалению, онкология или повышенная травматизация – это частая штука среди…. Ну, среди нас. Постоянно и глубоко встречающихся с людскими болями.

 

На Лену сейчас активно накинулись зоозащитники. Угрожают и запугивают. Распространяют информацию о том, что все это – фейк и ложь, что это придумано и сделано специально, чтобы ущемить “права” несчастных собачек или чтобы обманом получить деньги. Уже написаны статьи, где Лену бездоказательно обвиняют в мошенничестве.

 

Откуда-то повылазили боты и пустые аккаунты. Сложно понять, что происходит. Прямо на моих глазах свора людишек пытается потопить обалденного человека, попавшего в настоящую беду. Сложно что-то объяснить и доказать людям, настроенным лишь обвинять и не слышать. Невозможно выстраивать диалог с зоошизой. Теперь, у меня, помогавшей животным и “Верности”, имеющей дома кошку-спасеныша, понятие “зоошизы” вошло в лексикон и в картину мира. Грустно.

 

А вот пример активно распространяемой статьи.

 

Здесь при прочих равных условиях сейчас следовало бы оставить номер банковской карты для помощи Елене Свиченской, но проблема в том, что она сейчас заблокирована – фанатики из числа защитников бродячих собак обратились в ПриватБанк и сообщили о якобы мошеннических действиях. Как раз вчера, в присутствии журналистов одного из телеканалов Елена получила звонок из ПриватБанка, в котором ей сообщили, что ее карта заблокирована, поэтому ей было поставлено условие предоставить необходимые документы, подтверждающие цель сбора средств. Еще раз, вдумайтесь: человек не может двигаться, поэтому не может самостоятельно выполнить это требование… Безусловно, все эти документы помогут собрать друзья, которые за ней ухаживают, но ведь на рассмотрение банком вопроса о снятии блокировки уйдет время, а помощь и срочные затраты могут потребоваться в любой момент.

 

Как отметила Елена Ерохина, “а если бы нужны были сейчас какие-то очень срочные дорогостоящие вмешательства? А если на фоне стресса что-то с сердцем или недовосстановленной печенью? Это же конкретная угроза жизни человека! Ясное дело, что я подключила бы какой-то экстренный сбор на свою карту, и ждала бы потом, уехав за границу, что и ее блоканут из-за каких-то ублюдков и я попаду в патовую ситуацию, ясно, что узкий круг хороших знакомых Лены извернулся бы как-то и всеми правдами и неправдами нашли бы денег, влезли б в долги, и т.п. Но это – угроза жизни человека!.

 

В адрес Елены Свиченской посыпались угрозы от лиц, позиционирующих себя “зоозащитниками”, с традиционными пожеланиями вроде “сдохни, тварь!” и обвинениями в том, что следы от укусов – это всего лишь грим:

 

 

С обещаниями “выбить ногами дверь”:

 

 

 

…И с обещаниями, что “зоозащитники начистят личико”:

 

 

А Народный депутат Украины Андрей Немировский на своей странице в Фейсбук в который раз показал свой цинизм, публично объявив искалеченную женщину мошенницей и призвал вместо помощи ей лучше перечислить средства на помощь бродячим собакам:

 

 

В отношении Елены началась настоящая травля – угрозы и обещания расправиться буквально раздавили измученную женщину, поэтому она вынуждена была закрыть свою страницу в соцсети Фейсбук, однако и этого “зоозащитникам” показалось мало: теперь они хотят добиться того, чтобы заблокировать полностью ее профиль и профили людей, которые ее поддерживают, для чего призывают “массово жаловаться на страницу за что-нибудь”:

 

 

При том, что Елена Свиченская нигде, ни единым словом не “пропагандировала жестокое обращение с животными”, фанатики считают иначе и требуют крови и расправы.

 

 

 

…В то время, как сами постоянно промышляют сборами средств якобы на лечение животных, пишут жалостливые посты с просьбой помощи несчастным-голодным-больным собачкам на лечение, а на деле эти средства используются для организации кровавых расправ над людьми. И такая участь ожидает любого, кто посмеет поставить под сомнение ценность их бредовых идей или, еще хуже – осмелится вскрывать их мошеннические схемы воровства денег на “гуманных программах”.

 

Все эти издевательства начались после того, как Елена всего лишь рассказала друзьям на своей странице в Фейсбуке о произошедшем и опубликовала фото. Женщина, которая сейчас борется за свою жизнь, оказалась просто не в силах терпеть нападки обезумевших сетевых фанатиков, в таком состоянии она просто не в силах была читать угрозы и пожелания смерти в свой адрес – именно это и стало причиной решения Елены закрыть страницу.

 

Наш коллектив желает Елене скорейшего восстановления и крепкого здоровья. В мире намного больше добрых и понимающих людей, а еще есть масса возможностей помочь восстановить и здоровье, и справедливость – мы верим, что талантливый психолог и просто хороший чуткий человек обязательно справится с любыми испытаниями, ведь Елена этого заслуживает!

 

Читайте также:

О состоянии здоровья Елены Свиченской (фото, документы)