«Гуманные» убийцы. Светлана Лаврикова

Организация серии преступлений в режиме онлайн: киевская «зооактивистка» Светлана Лаврикова считала, что если делать это у всех на виду и прямо в соцсетях, то никто не догадается.  

 


 

О женской преступности в целом

 

Стойкое убеждение в том, что женщины априори не могут быть жестокими, сопровождало историю человечества много веков подряд. Долгое время считалось, что сама по себе социальная роль «слабого пола» – материнство и забота о семье возлагают на женщину и более высокую социальную ответственность, а потому исключают какие-либо преступные проявления. Но, как показали реалии жизни, все это заблуждение – гендерный стереотип, который опровергла современная практика.

 

Безусловно, число женщин-преступниц в разы меньше, чем мужчин, если судить по соотношению осужденных и отбывающих наказания. Во многих случаях женщины оказываются всего лишь соучастницами мужчин, когда им отводится роль наводчиц или когда они помогают скрывать следы преступлений. А бывают и случаи, когда некая неуравновешенная особа действует сама по себе – к примеру, подыскивает киллера или занимается мошенничеством.

 

Единый реестр судебных решений буквально пестрит такими приговорами. Каждый обвинительный приговор – это живая история в назидание другим и своего рода форма превенции. Она иллюстрирует моральный облик женщин-преступниц и раскрывает мотивы, толкнувшие их на совершение тяжких преступлений, часто поражающих своей жестокостью и бессмысленностью.

 

На их общем фоне выглядит, как минимум, несправедливостью тот факт, что одни дамы уже осуждены к длительным срокам за организацию заказного убийства, а другие по какому-то недоразумению продолжают оставаться на свободе и в открытую заниматься тем же самым.

 

Одна из них – уже знакомая вам киевская «зоозащитница» Светлана Лаврикова, которая упорно не является на допросы в полицию, хотя неоднократно получала повестки о вызове к следователю. Речь идет даже не об одном преступлении, а о целой серии нападений на адвоката и журналиста Алексея Святогора, в частности, об очередном покушении на его убийство 21.02.2019 г. и об организации Лавриковой заказного убийства, доказательства чего мы передали в полицию.

 

Иванютина, Тишковец, Лаврикова в криминальных хрониках Киева

 

Женщины-серийные убийцы – явление исключительное. Тем не менее, это явление объективно существует, а судебная практика изобилует историями о том, как и на чем они были задержаны, осуждены и отправлены за решетку. Мотивы у всех были разными – у кого-то банальная жажда денег, у кого-то месть. Известно и то, что женщины отличаются большим хладнокровием и жестокостью. Иногда отчаянность, с которой они убивают, граничит с фанатизмом и безумием.

 

Женщины-убийцы. Светлана Лаврикова

Тамара Иванютина, Нина Мацибора, Любовь Тишковец, Светлана Лаврикова

 

В одном только Киеве и до Лавриковой были другие резонансные дела. К примеру, похожий типаж – серийная убийца из Киева Тамара Иванютина, в конце 1980-х работавшая в школьной столовой, где она и отравила нескольких детей. Школьная посудомойка добавила яд в пищу, чтобы наказать детей за то, что они, по ее мнению, «плохо себя вели».

 

Иванютина отравила и троих взрослых – своего мужа, чтобы завладеть его имуществом, а также из мести – учителя химии и школьного парторга – за то, что те когда-то поймали ее на краже продуктов из той же злополучной столовой. Лаврикова же мстит за то, что ее изобличили в обогащении за чужой счет и за то, как она наживается на страданиях животных. И, если Иванютина совершала свои преступления тайно, то Лаврикова делает это у всех на виду – в режиме онлайн.

 

К слову, Иванютина была приговорена к высшей мере наказания – смертной казни. Ее расстреляли в 1987-м. Старшая сестра Тамары – Нина Мацибора, также была осуждена за отравление своего мужа ради квартиры. Она получила 15 лет лишения свободы.

 

Или, возьмем начало 1990-х, когда ряд громких преступлений совершила киевская «леди-киллер» Людмила Тишковец, отбывающая сейчас пожизненный срок. И у нее с Лавриковой тоже много общего. Как Тишковец, которой не хватало денег и романтики, промышляла разбоями и брала заказы на совершение убийств, так и Лаврикова испытывает потребность в деньгах, экстриме и адреналине. Последняя такие заказы раздает – в открытую, собирая деньги в соцсетях и там же подыскивая исполнителей.

 

Истинные причины жестокости «зоозащитников» и ненависти к людям

 

Пожалуй, до сих пор именно гендерные стереотипы наряду с искаженными представлениями о доброте и гуманизме только мешают понять суть проблемы и причины жестокости у женщин. Причина еще и в нежелании замечать проблему и признавать то неприятное открытие, что под личиной «защитницы братьев наших меньших» все отчетливее проступает звериный оскал зооэкстремизма.

 

Те же стереотипы сопровождают и заботящихся о животных. В зоозащитном движении основную массу составляют женщины, которые якобы руководствуются только мотивами добра, но среди них встречаются особы, ненавидящие людей настолько, что готовы убивать своими руками.

 

Если вам доводилось когда-либо видеть, как задерживают уличных мошенников-попрошаек или базарных баб за торговлю в неположенных местах, то вы наверняка слышали, какой вой с проклятьями они при этом поднимают. Почему они ведут себя так? Ответ прост: ключевой фактор здесь – деньги. У «зоозащитников» это денежные потоки, позволяющие им вообще не работать и существовать исключительно за счет сбора средств якобы на помощь животным или участия в платных митингах.

 

Особенно уязвимы те, кто в иерархии «зоозащитного» движения стоят чуть выше рядовых исполнителей-попрошаек. И отнюдь не потому, что они больше любят животных и активнее их «спасают». Суть в другом: они рискуют потерять намного больше. И защищать они будут не живых существ, а свои дармовые живые деньги, которые на них собирают. Поэтому все так называемые «зооволонтеры» люто ненавидят каждого, в ком видят угрозу своему уютному мирку или кто посмеет детально препарировать их налаженные схемы «прибыли».

 

Попрошайничество в соцсетях как образ жизни

 

У Светланы Лавриковой два профиля на Фейсбуке, есть страницы в Инстаграм и «ВКонтакте». Контент всюду один и тот же: селфи – цитаты – фото своих филейных частей – объявления о сборе средств на «помощь» очередному несчастному животному. И затем все повторяется по кругу.

 

Алгоритмы выдачи соцсетей таковы, что чем больше пользователи взаимодействуют с теми или иным профилем (ставят отметки, пишут комментарии, делятся), тем чаще этот профиль появляется в их лентах. Как тут не вспомнить любимое изречение Лавриковой – «лайки крутятся – денежка мутится».

 

Вот и Света вообразила себя «профессиональным» СММщиком и стала пользоваться теми же методами, что и в рекламе. Вы сами не раз обращали внимание на то, что в рекламе и у всех сетевых пустозвонов эти приемы всюду одинаковы. Так называемые «продающие» тексты, – учат они, –  должны непременно содержать призывы к действию и т.д.

 

Специалисты по продажам в Интернете активно (и, конечно, не безвозмездно) делятся опытом друг с другом. Они проводят мастер-классы о том, как «раскручивать» популярность своих страниц (в Интернете есть масса курсов СММщиков, ориентированных на сетевые продажи). Их учат рекламировать и впаривать товар.

 

И у Лавриковой тоже товар. Правда, специфический. Она продает эмоции, включая развлечения. Люди платят ей за развлечение.

 

Во всех случаях Лаврикова первой узнавала о результатах проведенных злодеяний, отписывалась и угрожала: мол, будет еще добавка, будет еще хуже, это только «цветочки»…

 

 

Для разнообразия великовозрастная женщина, которая думает, что ей вечно будет 19 лет, ставит провокационные фотки.

 

 

Сетевые шоу Светы на чужой крови

 

Хлеба и зрелищ – вот кровавая фотка, вот отчет об очередном преступлении, вот сбор денег на киллера – и хомячки-подписчики шлют денежку.

 

 

Они платят за шоу. Кровавое шоу на чужой боли, за счет которого Лаврикова жрет в три горла и безбедно существует все эти годы.

 

 

Маргиналы любят кровавые шоу, они готовы за них платить, а некоторые – и участвовать лично.

 

 

Лаврикова платит наемникам. Пускай не очень много (щедрость – не ее черта), но все таки: убийство человека, к примеру, у нее стоило 30 тыс. грн., о чем мы недавно рассказывали.

 

Ее цель примитивна – прожить так, чтобы не работать, ни за что не отвечать, не быть отягощенной какими-то обязанностями – просто в свое удовольствие.

 

Накачанные силиконом губы, налепленные ресницы, наколки на руках и ногах – как ей кажется, гламурный образ, на который мужики должны пойти косяком. Поэтому ее призывы совершить то или иное преступление не остаются без живого отклика.

 

В некоторой степени этот отклик объясняется особенностями воспитания мужчин – их убеждали в том, что они должны спасти, помощь хрупкой девушке, защитить ее и победить «дракона». Или условного врага, на которого укажет инстаграмная силиконовая кукла, покрытая наколками. А если «рыцарь» находится далеко и не может помочь лично, по тем же мотивам он может скинуть ей денежку.

 

 

Казалось бы – волонтер, зоозащитница должна олицетворять доброту, заботу и помощь… Но в случае с Лавриковой это – лишь прикрытие, под которым совершались самые жестокие и бессмысленные преступления. Вместо того, чтобы нести в мир заявленный гуманизм, она причиняла боль и занималась преследованием людей, а после насмехалась над чужими страданиями.

 

На иждивении у Интернет-пользователей: способ выживания или ловушка?

 

Жизнь за чужой счет, за счет обмана других – это тяжелая зависимость, из которой сложно выйти.

 

Сейчас уже сложно установить, что именно толкнуло Лаврикову на путь убийств и террора. Возможно, что-то произошло в жизни вышедшей в тираж бывшей эскортницы, и когда-то был некий переломный момент. Когда такую женщину бросают, она остается наедине со своей гнилостью и озлобленностью на весь мир, и тогда начинает кидаться в крайности. А возможно, она и раньше была такой. Или возомнила себя очередной «Жанной Д’Арк» и всерьез уверовала в то, что женщин, на исключительные, безумные и жестокие поступки, в былые времена уважали и обожествляли. Безнаказанность только подпитывала ее нездоровые и асоциальные наклонности.

 

Популярность требует постоянных, каждодневных усилий. Для того, чтобы удержать ее, приходится постоянно балансировать, переступать за грань, поражать, удивлять. Развлекать, наконец. Вот только формат развлечений, которые продает Лаврикова, насквозь пропитан кровью.

 

Популярность нужна была Лавриковой для того, чтобы с ее помощью заниматься подстрекательством к насилию, совершению террористических актов, убийствам и попутно наживаться на собранных средствах.

 

Лаврикова хотела, чтобы это мир узнал о том, что к этому приложила руку она, и писала у себе на странице в Фейсбучике:

 

Лаврикова продает кровавые шоу на чужой боли

 

Существование за чужой счет как образ жизни обязывает поддерживать соответствующий имидж и формат поведения, общения и еще много чего другого. Приходится держаться на одной волне, в одном темпе, в одном колесе… Это ловушка, только не всякий готов осознать, как оказался в западне. Теперь приходится все время существовать в одних рамках. Выход из них означает голод и нищету.

 

Каждый, кто залипает в подобный образ жизни, перестает развиваться в профессиональном плане и как личность. Вместо личности появляется виртуальный образ, который прочно засел в соцсетях – в альтернативной реальности, тогда как в реальной жизни не представляет из себя ничего хорошего.

 

Ее мотивы

 

1. Чувство вины 

 

Прежде всего, вины за тот образ жизни, который Лаврикова вела (и продолжает вести). Источники, приближенные к Лавриковой, сообщили «ГОВОРИ!», что одно время она была содержанкой – был у нее «папик», который «подогревал» денежкой. Потом что-то пошло не так, и он ее бросил. Осталась Лаврикова без «папика», но с деньгами и с белым «Лексусом».

 

На нем летом 2018 г. она преследовала машину с адвокатом Святогором.

 

 

2. «Во имя добра!», конечно

 

Лаврикова прекрасно осознает, что она вляпалась в уголовщину по самые уши. И для того, чтобы отвлечь от этого внимание и казаться «доброй и гуманной», она прикрывается бессловесными зверушками – собачками, котиками, которых она якобы спасает.

 

Схема та же, что и у садистки Юлии Кузьменко – та тоже спасала собачек, жрала устрицы и разжигала ненависть. Чрезмерная активность в соцсетях, показушная «доброта», надевание вышиванки перед тем, как кого-то убить и лютая, всепоглощающая ненависть к людям… Но вот, одна «Жанна Д’Арк» уже отправлена под стражу. Дело за второй.

 

3. Деньги

 

Номер карточки Лавриковой неизменно появляется чуть ли не под каждой ее записью в соцсетях.

 

 

Только мало кто догадывался о том, что средства, собранные якобы для голодных и больных животных, шли на оплату исполнителей убийства людей.

 

 

Некоторые особы, называющие себя «журналистами», с одобрением писали о Лавриковой и даже прямо агитировали поддержать ее материально: «… Возможно, фото сексуальной киевлянки подтолкнет кого-то из наших читателей пожертвовать средства для спасения и лечения животных».

 

Лаврикова побирается в соцсетях

 

4. Безнаказанность

 

Еще один мотив. Первый раз все обошлось, второй… Как-то Лаврикова подралась с другой активисткой – Инной Головко, о чем не преминула похвастаться:

 

 

После того, как в подъезде жилого дома разорвалась граната, на следующий день Лаврикова давала интервью, в котором лыбилась в камеру и что-то шлепала своими силиконовыми губами про гуманизм. Снова никто не был наказан. И преступления повторились…

 

Если бы тогда полиция хотя бы попыталась сделать то, что она обязана сделать, не было бы новой крови. Не потому, что полиция боится активистов или базарных баб. Их руками очень удобно расправляться с неугодными. Их можно натравить на кого угодно, при этом отойти в сторонку и молча наблюдать. Полиция так уже делала. Когда в Луганске и Донецке на глазах у правоохранителей убивали патриотов, полиция молча наблюдала и не вмешивалась. А в Киеве еще похлеще: здесь даже не «вот когда убьют, тогда и приходите», а вообще – убивайте, мы ничего не видим и ничего не слышим. А потом не сможем никого найти.

 

Мы уже рассказывали вам о том, как руками маргиналов проворовавшаяся власть сводит счеты с неугодными. Полиции выгодно оставаться в парадигме санкционированного насилия, которое, как кажется, можно контролировать и управлять им.

 

Расправы чужими руками и ответственность организатора

 

Но как же, – скажете вы, – Лаврикова не светилась на месте совершения преступлений, она не могла изготовить и заложить взрывное устройство на основе боевой гранаты…

 

Личное участие организатора не играет особой роли. Чарльз Мэнсон, лидер одной из самых жестоких сект мира – «Семья», не лишил жизни ни одного человека, но за свои преступления получил высшую меру. Он только один раз он лично принимал участие в пытках, когда вымогали деньги у бывшего члена секты, которого впоследствии убили. А убийство следующих девятерых жертв Мэнсон совершил чужими руками – он организовал, идеологически обработал, настроил и доставил к месту кровавой расправы группу исполнителей – троих девушек и парня, указал на жертву. Все остальное сделали его последователи, юные девушки, младшей из которых едва исполнилось 17, а старшей было лишь 21.

 

Отличие Мэнсона от Лавриковой – это лишь пол и гражданство. «Зоозащитница» в Киеве чужими руками совершила ряд покушений на убийство, и музыкант-неудачник (к слову, еще и веган) в США, возомнивший себя «спасителем человечества», руками преданных ему девушек растерзал девятерых людей, включая беременную. В итоге Мэнсон и его фанатичные последователи, отнявшие чужие жизни, были приговорены к смертной казни, которую затем заменили на пожизненное лишение свободы. На сегодняшний день убийцы, включая самого Мэнсона, закончили свои дни в заключении, а вот Лаврикова продолжает гулять и развлекаться.

 

…И чтобы пропало желание убивать людей

 

Давайте поможем Свете избавиться от пагубной зависимости.

 

Лаврикова испытывает желание убивать людей

 

Инстаняша – не синоним безобидности. И не индульгенция для убийцы. Идеализация зоозащитного движения и отрицание склонности его членов к насилию и жестокости – опасное заблуждение. Оно лишь провоцирует рост преступности.

 

Довольно смотреть на все это с позиций стереотипов о зоозащите, одобрительных публикаций в СМИ и виртуальных образов из соцсетей. Нужно признать, что любого, кто преступает закон, несмотря на пол, объем груди, бедер и губ и длину ресниц нужно привлекать к ответственности.

 

Нам достоверно известно и то, что Лаврикова не была основным организатором всех покушений на убийство адвоката. Ей пообещали прикрытие и определенную индульгенцию. Тот же «крестный отец» собачьей мафии – Александр Грановский обращался с прошением о помиловании и вытащил из колонии еще одну убийцу, Любовь Кушинскую.

 

А что до Лавриковой – она лишь выполняла свою роль: собирала деньги на оплату услуг киллера, занималась подстрекательством, подыскивала исполнителей. Их имена вы также узнаете в ближайшее время – мы идентифицировали нападавших и собрали прелюбопытные записи, включая видео, которые передали в полицию.

 

Человека убивали раза четыре. Пятого раза не будет.

 

Лаврикова должна сидеть. И она будет сидеть. Если ей не нравится, что ее называют убийцей – это ее личная драма. Она ведь позволяет себе называть человека «убийцей собак» бездоказательно. А у нас доказательства есть.

 

В следующих публикациях, друзья, мы начнем знакомить вас с забавными ногодрыгами, которые за понюшку лавриковской задницы и несколько купюр готовы убить кого угодно – хоть мать родную.